Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Симплифицируйте это...

Симплифицируйте это...

Евгений Ихлов: Путинизм — это скорее рефеодализация, нежели фашизация

05.08.2017 • Евгений Ихлов

Евгений Ихлов, любимый кот. Фото: Е. Ихлов

Фрау Ирина Бирна — неукротимая жительница древней и прекрасной Германии — вновь решила обрушить на меня свою критику. Я бы в полемику не полез, но некоторым читателям нужно разъяснять значения понятий, которые тонут в потоках пафосных формулировок. Да, слово в названии, которое оно обрушило на меня в полемическом задоре, означает "упрощение как полемический приём".

Если мы ставим себе целью любой ценой доказать, что мир не знал режима страшнее послеордынского правления Рюрикидов, то, конечно, увлекшись, мы можем придумать, что Гитлер был жалким подражателем великих князей Московских.

Начнём с понятий. Я отношу себя к сократовской европейской традиции, берущей начало от "тахие майевтики" афинского философа, который считал необходимым учить людей традиционного (доосевого) социума рефлексии, навыкам рационального познания своей натуры и социальных отношений. Он решительно воевал с софистами (самоназвавшимися "мудрецами") и для того, чтобы его с этими "клоунами" не путали — именовал себя мудролюбом (философом). И именно с тех пор повелось, что в традиции западной секулярной мысли нет звания выше чем философ и презреннее, нежели чем софист. Потому что софисты научились отрывать ноумены от феноменов (имена от сущностей) и жонглировать ими.

Сразу о клоунах. Слова Бирны о том, что клоуну "нужно сперва овладеть на известном, высоком уровне всеми цирковыми искусствами" — вот идеальный пример софистической демагогии.

Всё-таки каждый ходил в цирк или смотрел по телевидению представления, и поэтому понимает, что наездницы, канатоходцы, жонглёры, укротители, фокусники отлично могут делать то, что ежевечерне делает ковёрный — отпускает остроты разной степени вдумчивости (особенно если их пишет либреттист) и роняет штаны... А вот клоуны их номера отработать не могут!

Действительно, существует две школы возникновения наций. Фрау Бирна заявила себя сторонницей германской романтической. Поэтому получила "немецкую нацию" в 15 веке. Правильно, в 1512 как раз Священную Римскую империю провозгласили Империей Германской Нации. А через век немцы сошлись в Тридцатилетней войне по критериям католик или евангелист (протестант).

Что-то мне подсказывает, что нации не дробятся из-за религии. И объединил немцев Наполеон, заставив вполне уютно чувствующих себя подданными сотен суверенных государств (королевств, княжеств, архиепископств, свободных имперских бургов) объединяться в Рейнский и Северный союзы. Точно так же Бонапарт объединил итальянцев, совершенно на это не рассчитывавших... И лишь понимание своей полной исторической несостоятельности породило у немцев романтический национализм, сделавший основой идентичности фольклор... А потом немцы "перекусали всех"...

Но есть "французская", т.е. рационально-историческая школа возникновения государства, согласно которой нацию создаёт государство, отсекая границами "лишнее" и унифицируя культуру централизованной системой образования и пропаганды. И данная формулировка принадлежит британскому историку Эрнесту Андре Геллнеру (да, пражский еврей).

Мне уныло приходится объяснять, что человек не "стадное животное", а политическое (по крайней мере именно так учил Аристотель). И, защищаясь, человеческие сообщества создавали не нации, а племенные союзы, которые создавали протогосударства — номы и полисы, а потом — первые монархии. Потому что Римской Нации не было никогда, а Рим был. Греческая нация возникла в 19 веке, а государственность в Элладе была ещё в догомеровскую эпоху. Идея же, что афиняне и спартанцы — одна нация, была бы слишком экзотична даже для эпохи Персидских войн. Это был такой "Эллинский мир".

Несколько московских великих князей и царей действительно были круты на расправу и в суд на них подать было нельзя. Как и на любого монарха мира. На их современников — Максимилиана Габсбурга, Шарля IX Валуа или Генри VIII Тюдора тоже в суд не очень то подавали...

Но неограниченное самодержавие Рюрикидов завершилось на Борисе Годунове. Уже Василий Шуйский присягал на подобии конституции, вводящей для высшей аристократии (бояр) те же ограничения возможностей монарха творить произвол, что и Хабеас Корпус для защиты прав пэров Англии. Только на полвека раньше. Безумие испанской инквизиции, ужасы опричнины и Огораживание (вполне сравнимое со сталинской коллективизацией по уровню террора против общинников) происходили почти одновременно. Обращение с Ирландией ничем не отличалось от сталинских депортаций: резня, выселение, продажа в рабство в Америку, замещение населения.

Уничтожение эмбриона русского "нового времени" — Великого Новгорода — в качестве меры "цивилизационной коррекции" произошло одновременно с уничтожением — и ровно в тех же целях — очагов мавританской культуры (не знавшей Тёмных веков) кастильскими королями и её носителей — марранов и морисков — инквизицией, а также подавление гугенотов — носителей протестанткой этики.

Поэтому провозгласить правление (скажем по-европейски) великого герцога Иоанна III и даже его внука Тита-Смарагда в качестве эталона "феодального фашизма" — антиисторично.

Правление государыни императрицы Екатерины II Алексеевны было либеральней и рациональней правления Людовика XV Бурбона.

Утверждать, что режимы Гитлера и Муссолини в подмётки не годились русскому самодержавию — это такой полемический перехлёст, на который не решились бы и советские историки школы Покровского!

А уж написать недрогнувшей рукой, что "Даже руины "разрушенных" различными фашизмами "демократических институтов" (по определению Е. Ихлова), остаются для россиян недостижимыми небоскрёбами демократии" — это уже кощунство против духа истории и какое-то проявление поистине экстатического обличения!

Мы что, серьёзно должны сравнивать путинские порядки с нацистскими?!

И про дуче опять натяжки. В фашистской Италии действительно была легальная оппозиция — Социалистическая партия, поскольку Муссолини хотел приручить свою политическую альма-матер. Но только до июня 1924 года — до убийства Маттеотти. И при Путине тоже оставалась парламентская оппозиции — до слияния "Единства и Отечества", после чего началась штамповка пакета законов Козака-Грефа, в т.ч. голосами правых и явлинцев.

Суть моих доводов проста:

  1. Фашизм в отдельных проявлениях, особенно репрессивных, действительно напоминает пиковые проявления деспотизма со стороны монархов-абсолютистов и эпохи религиозных гонений и охоты на ведьм, но это — лишь повтор.
  2. Сталинизм действительно напоминает самые мрачные страницы тирании московских правителей, однако он был устремлён на техническую модернизацию страны и создание сферы влияния в Европе и Азии, а князья-цари Московии-Руси стремились "остановить время" и самоизолироваться.
  3. Путинизм — это скорее рефеодализация, нежели фашизация в смысле процессов 20-30-х годов в Европе и в Японии, когда Коминтерн определял фашизм (перескажу коротко) как террористическую диктатуру самых реакционных (т.е. архаических) олигархических кругов, используемую как инструмент уничтожения буржуазной демократии, поскольку левые силы стали угрожать олигархии через институты демократии (парламент, пресса).
  4. Если мы полагаем, что возникшая в 15 веке "Русская система" (патримониальный, т.е. контролирующий всю значимую собственность, деспотический абсолютизм) никак не менялась за последующие четыре столетия — включая Думскую монархию Серебряного века; затем перелицевалась в большевизм, а после — в путинизм, то избавиться от неё невозможно никаким иным способом, как уничтожением русской локальной цивилизации — по рецептам искоренения испанцами империй в Мезоамерике и мавритано-иудейского влияния в Испании. Если же мы видим в российской истории порывы к свободе и человеческому достоинству, то у нас есть шанс развить традиции 19 века, Русского модерна, оттепели, перестройки и попытаться создать стабильную российскую демократию — точно так же, как это удавалось в послевоенной Западной Германии и Австрии, Италии, Японии, в Испании и Португалии, и даже в Турции...
  5. Обратившись к национальному вопросу, вновь повторю: локальная цивилизация, находящаяся на стадии традиционализма (т.е. средневековья) может быть либо империей, либо ареалом феодальной раздробленности. Нынешнюю Россию можно разделить, но если это не будет распределение между оккупирующими державами (включая, разумеется, Китай), то это будет Китай 10-30-х годов 20 века, или нынешний Ирак, или нынешняя Сирия.
  6. Если политическая чеченская или политическая татарская нации (единственные таковые нации, обнаруженные Ириной Бирной в Российской "федерации") захотят создать суверенные государства — значит такова логика истории. Но ведь есть и другой путь — вывести Россию из традиционализма (как выводили европейцев в 19 веке). Тогда российская цивилизация-государство станет демократической федерацией — т.е. объём полномочий центра будут определять её составные части.
  7. Советская национальная политика (как нормативная, вне периодов депортаций или подавления культуры идиш) внешне была эталоном мультикультурализма, и в этом была полностью унаследована Ельциным и Путиным. Здесь ещё одно наше расхождение с фрау Бирной. Она соединяет понятия единой политической нации (западного типа) и этнической нации, якобы создающей государство. Поэтому получается, что национально осознавшие себя народы не могут находиться внутри общей политической нации (покойный Лев Гумилёв считал такие конструкты "химерическими"). Как это удалось в США, Канаде, Британии, Финляндии, Бразилии или Аргентине — не понимаю...
  8. И напоследок. Назвать сторонников Навального, Явлинского, Касьянова и покойного Немцова — фашистами, которые, придя к власти, способны лишь воспроизводить возникшую (как я напоминаю по теории фрау Бирны в 15 веке) фашистскую систему, это не просто неграмотно политологически и несправедливо, это очень помогает путинистам, утверждающим, что от "бобра бобра" не ищут, и поэтому не стоит понапрасну "гнать волну"... Собственно, это и есть их главный пропагандистский козырь.

Об авторе:

Евгений Ихлов

Эксперт "Движения за права человека", активный участник постперестроечного политического движения. Родился в 1959 году. Учился в Московском гидромелиоративном институте, но не закончил его. С 1976 года - сотрудник ВИНИТИ АН СССР. С 1990 года — активист Союза конституционных демократов. В начале 90-х активно участовал в...