Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Дьявольские детали

Дьявольские детали

Евгений Ихлов: никакого формального и неформального альянса левых и правых демократов не может быть

13.09.2017 • Евгений Ихлов

Евгений Ихлов. Фото из личного архива

Историк и правозащитник из Санкт-Петербурга Александр Валерьевич Скобов выступил с очередным обращением к, условно говоря, цивилизованным левым с призывом объединиться с либеральной оппозицией в борьбе за перевод России из модели латиноамериканского капитализма в модель капитализма "североатлантическую". Он высказался немного по другому, но я взял на себя смелость дать его описания двух состояний рыночного государства более образно. Речь идёт о дихотомии Либерального и Нелиберального буржуазного общества. Его логика совершенно неопровержима: все авторитарно-рыночные и фашизоидные режимы в истории уходили только и исключительно под совместным давлением либералов и левых. Даже восточноевропейские соцрежимы пали в 1989 году под ударами временного альянса пробуржуазной диссидентской оппозиции и сторонников демократического социализма.

А вот после победы и начиналась схватка недавних союзников, и либо революция уходила влево: Испания 1936, Куба 1959, Чили 1970, Никарагуа 1979; либо – вправо: Франция 1936 ("Народный фронт", остановивший атаку фашистских партий), Португалия 1974, Испания 1975, Польша, Чехословакия и ГДР 1989... Ну, и Россия в 1917 и в 1991.

Содержание "совращения" левых на участие в буржуазно-демократической революции легко угадывалось: при демократическом режиме – со своей прессой, партией, своими профсоюзами и парламентскими фракциями, своими мэрами всё лучше, чем подполье, полицейские гонения, тюрьмы и эмиграция; можно изначально добиться введения социальных гарантий и мест в коалиционном правительстве.

Аз грешный и сам в 2008-12 годах обращался к левым с подобными обращениями. Но тогда были многочисленные "европейские левые" – Антифа светлой памяти Стаса Маркелова и "Левый фронт" Сергея Удальцова. С первым я сидел в соседних кабинетах, со вторым – вместе выступал на десятке судов (по итогам чего нам присудили в этом феврале "Страсбургскую премию").

Однако, всё изменилось. "Болотное поражение" распылило леводемократические силы.

Иное произошло с "левоимперцами". Они и не скрывали, что очень рады протестной волне "белоленточных" либералов.

Но также и не скрывали свой вполне циничный расчёт: после того, как путинизм нанесёт по либералам ответный удар и сокрушит их, именно они, "левые националисты" оседлают следующий вал возмущения и он как раз и покончит с ослабленным либеральными атаками путинизмом.

Однако, как и сиё обычно и бывает с интриганами-дилетантами, в этот расчёт закралась "небольшая" ошибка, подобная той, что была у Сталина летом 1941 года (тот ведь не мог и вообразить, что его армия, имеющая огромный численный перевес над вермахтом в людях и в более современной технике, массово откажется его защищать, начнёт разбегаться и сдаваться в плен десятками и сотнями тысяч за раз – это и называют "дьявол в деталях") – Путин стравил тысячи левоимперских энтузиастов на Донбасский фронт, а остальных приковал к себе "крымским джингоизмом".

Надо понять очень важную вещь – российские левоимперцы и так уже имеют то положение "оппозиции Его Величества", которое они могли бы получить для себя при победе либералов и восстановлении демократии. Им совершенно не нужно брать на себя ответственность, деля власть с буржуазными партиями и стараясь проводить социальные реформы. Вполне достаточно набить в партийные списки спонсоров и получать свои голоса за счёт проклятий "разрушителям великой державы" и бесконечных стонов об обнищании масс. Спонсоры в Думы всех уровней попадут, а министерские, мэрские и губернаторские посты, с которых сейчас летят кубарем (и даже сажают), и не нужны, и хлопотны. Путинизм им – как важной части "национального консенсуса" – пайку выделяет... Не очень большую, но на поддержание штанов хватает... И всё время теплится надежда, что верховный глава или его более простодушный преемник, отринув обанкротившиеся планы Кудрина, приблизит к сердцу Глазьева, и станут они уже не системной оппозиций, а младшим партнёром "партии власти", оттеснив с этого почётного и хлебного местечка "придворную либеральную партию"... Такие вот "легальные марксисты" 130-летней давности – ругай хищническую буржуАзию сколько хочешь, не трогай только самодержавия и не произноси страшного слова "конституция".

Поэтому для системных левоимперцев победа демократии – нож острый: первым делом победившая либеральная революция выяснит, что они были вульгарными платными агентами власти... И пойдут они под люстрацию – на конюшню... с записочкой – сколько горячих каждому потребно выдать...

Совсем иное дело – внесистемные левые. Но и они не союзники. Дело в том, что и либералу, и социалисту, и консерватору из числа тех, кого Ходорковский (вслед за Достоевским) назвал "русскими европейцами", очень сложно понять средневековых людей, т.е. носителей традиционалистского сознания. Более того, такое сознание с точки зрения новоевропейской ментальности воспринимается как проявление шизофрении... "Александр Македонский – великий человек, но зачем же стулья ломать"...

Это я про "Матильда-джихад". Четверть века (а на самом деле – отсчитывая от правых диссидентов эмигрантского и солженицынского круга – лет сорок) кокетничанья с темой реставрации монархии и любования монархическими ретро-утопиями внезапно выплеснулось в неохлыстовский культ "Святого Государя Николая Романова", в размежевание паствы и священноначалия, дошутившегося с играми в "Русский мир", в раскол правящих групп на "серых" и "чёрных" (в арканарском смысле слова)... Да, в средневековом социуме социальный протест и отторжение церковной "теплохладности" почти всегда принимает форму "ереси". Мы сейчас забыли, какой протестный всплеск был во время "Джихада ИНН (и штрих-кодов)" 14 лет назад, а 12 лет назад – какие страсти кипели вокруг фильма "Код да Винчи" по роману Дэна Брауна и вокруг "письма -500" с его обвинениями иудеев в ритуальных жертвоприношениях. Отметим только, что происходило это на фоне монетизации льгот и первого кризиса "путинского консенсуса", когда нефтедоллары и газоевро ещё не хлынули рекой, а "грефовский" демонтаж остатков советского социального государства уже стал болезненно заметен, особенно в связи с прекращением дотирования ЖКХ.

И вот у нас на глазах успешный придворный режиссёр превращается в Салмана Рушди... Точно также, как за месяц до этого другой придворный режиссёр, только не кино, а театральный, стал на глазах превращаться в капитана Дрейфуса...

Надо понимать, что внесистемные радикальные левые как правило выступают против капитализма с феодальных позиций. Строго говоря, они – романтические правые, верящие в "особый путь". В этих системах координат – левые как раз либералы, торящие социуму дорогу в конституционный капитализм. Потому что де Местр и Карл д-Артуа (будущий – X) всегда будут правее умеренных конституционалистов Сийеса, Мирабо и Лафайета...

Радикальным левым не нужен "умеренный и аккуратный" североатлантический капитализм, где они обречены быть "сенаторами Сандерсами", "мэрами Лондона и Нью-Йорка", даже пусть "греческими премьерами" (исправно выплачивающими долги и превратившими свои курортные острова в гетто для сирийских беженцев). Им нужен адский ад, из взрыва которого только и возможен рывок в эсхатологию, в очищенное от рынка и возвышенно-справедливое общество. Веди себя галилейский раввин Иегошуа Назореер (так бы звали сейчас в Израиле) более осмотрительно, саддукеи аплодировали бы его пламенным обличительным речам в Сангедрине: "горе вам, книжники и фарисеи, порождения ехидны", и одобрительно перешёптывались: "хоть и нищеброд и, говорят, байстрюк, но видна-видна царская кровь"...

У радикальных левых – эсхатологическое сознание. Этого не понять европеизированным левым демократам, точно также как не понять считающим Иисуса нечто средним между Кришнамурти с матерью Терезой, почему кадры из фильма Скорцезе о семейном счастье Иисуса и Магдалины, а рассуждения героев Дэна Брауна о Сарре Иисусовне и её потомках воспринимаются как болезненный шок.

Точно также как не понять тем, кто рассматривал идею монархии лишь как элегантный способ избавится от президентских выборов, но зато завести аристократию и пышный двор, что сюсюканье вокруг гвардии полковника Николая Романова превратит его в "Святого Государя".

Поэтому никакого формального и неформального альянса левых и правых демократов не может быть. Никакие "русские Пакты Монклоа" можно загодя не готовить, тщательно балансируя политические и экономические компромиссы.

Разумеется, всё изменит "венесуэльский вариант", когда на баррикадах всех соединят слившиеся на плитке мостовых ручьи крови жертв карателей...

Но ирония истории в том, что в новом оппозиционном движении, поднявшемся в этом марте, вместе сплавляются и правые идеи независимости от государства, и левые идеи справедливого передела олигархической собственности... Наша революционная оппозиция постепенно станет "право-левой" как во время Антикоррупционных революций Арабской весны...

Об авторе:

Евгений Ихлов

Эксперт "Движения за права человека", активный участник постперестроечного политического движения. Родился в 1959 году. Учился в Московском гидромелиоративном институте, но не закончил его. С 1976 года - сотрудник ВИНИТИ АН СССР. С 1990 года — активист Союза конституционных демократов. В начале 90-х активно участовал в...