Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Великодержавная куря в ориентальном ощипе

Великодержавная куря в ориентальном ощипе

Евгений Ихлов: Путин напрасно мечтает обменять Донбасс и Луганск на признание утраты Крыма

09.02.2018 • Евгений Ихлов

Евгений Ихлов. Фото: Е. Ихлов

Российская империя (РИ) во всех своих изводах никогда не попадала в такую переделку, как нынешние сирийская и украинская. Немного уточню, некоторую аналогию с ситуацией украинской даёт постъялтинский мир.

Дело в том, что РИ, ведя войны, в т.ч. колониальные, всегда имела достаточно понятную и психологически комфортную для правящих кругов и армии с их манихейскими (православными или большевистскими идеологемами) "чёрно-белую" ситуацию. Есть враждебные народы ("языцы") и есть дружественные, есть "мирнЫе" туземцы и "немИрные", "трудящиеся" классы и "эксплуататорские", "русофобы" и русофилы... Европейцы с их опытом строительства колоссальных заморских империй из конгломерата княжеств и племён имели куда более богатый управленческий опыт...

Опыт усмирения Польши царями перенесли на всю Восточную Европу, опыт двух завоеваний Кавказа и двух завоеваний Центральной Азии — на Африку и Афганистан. И старые заготовки Громыко по отколу Западной Европы от США, сталкиванию Франции и Англии, травли ФРГ как "реваншистского оплота" применить, чуть переиначив. И старые заготовки Примакова по выращиванию арабского социалистического терроризма.

Выросшие в условиях конфронтации с НАТО правящие нами решили просто "тряхнуть стариной". Но в Сирии была уже совершенно иная ситуация — настоящий многомерный конфликт всех со всеми — с постоянно изменяющейся конфигурацией. Кроме геополитической схватки с США, появляется аравийско-израильская антииранская и антишиитская коалиция. Но Израиль хочет быть союзником Москвы в борьбе с Вашингтоном и союзником Вашингтона в борьбе с Тегераном...

Асада поддерживают Анкара и Тегеран, ненавидящие друг друга. Тегерану нужен "шиитский пояс". Анкаре — пантюркистский реванш за поражение 1918 года (северная Сирия — это южная Турция, условно говоря, арабский Донбасс).

И Москва попала в очень привычную для региона войну всех против всех: постоянные смены союзов, предательства, способность к которым считается признаком ума и даже неким спортом... Но ведь Сирия так жила не веками, а тысячелетиями... Иллюзию единой нации создала общая ненависть к Франции, которая сильно уступала Британии в изощрённости колониальной политики. Тем более, что Франция ещё и сделала ставку на католическое меньшинство (маронитов), для которых ещё и выкроила отдельное государство — Ливан. Точно так же, как британцы рядом выкроили нечто для евреев.

Поэтому дальновидный французский план сделать Сирию федерацией этнических территорий панарабские националисты отвергли как "уловку колонизаторов". Потом иллюзию единой нации сохраняла непрерывная война с Израилем. Однако всё поползло, когда к власти пришли алавиты — презираемое как бы шиитское меньшинство, составлявшее 10%, вдруг стало господствующей кастой. Нечто происходило и в соседнем Ираке, только там суннитская социалистическая четверть управляла шиитским религиозным большинством и курдами, которых было немногим меньше, чем суннитов.

Положение ещё больше осложнил быстрый экономический рост и образовательный уровень, которые принесли блестящие либеральные реформы нынешнего "Мясника Дамаска". Сирийцы стали одним из самых вестернизированных, образованных и урбанизированных народов региона. Поэтому у них быстро окрепло их человеческое достоинство и они захотели гражданских прав и демократии. Однако правящие ими "либеральные фашисты" понимали, что первые же свободные выборы отберут власть у алавитской офицерско-бюрократической "номенклатуры-конфессии". Тем более что жизненный уровень сирийцев поднялся достаточно для того, чтобы они себя зауважали, но недостаточно, чтобы соглашались на деспотию во имя "сохранения порядка"... В последующей гражданской войне восставшие сирийцы внезапно стали мусульманской "Испанией-36" (как до этого Афганистан и Чечня). Вполне секулярные сирийцы увидели, что страна наполняется массой их радикальных защитников. Так довольно умеренные республиканские испанцы 1937 года с изумлением увидели, как к ним на помощь спешат троцкисты всего мира.

На это наложилось соперничество двух очагов исламской революции. Затухшего иранского и двух новых — сторонников бен Ладена и островраждебного им нового "псевдогосударства". Тут были и взаимная ненависть маоистов к хрущёвскому и брежневскому СССР, и довольно отчуждённая от СССР идеологически Куба... И балансирующие на трёх стульях социалистические Румыния и Югославия...

Поэтому Путин поддерживает Асада — вместе с Ираном, вместе с Ираном он решил, что поделит Сирию с Турцией.

Однако Анкара хочет снести Асада, заняв всю северную часть Сирии, ещё и посадить свою марионетку в Дамаск, для чего поддерживает радикальную суннитскую оппозицию, с которой сражаются креатуры Тегерана — шиитские формирования и южноливанская Хезболла, только и спасшие Асада в 2013-15 годах. В результате связанные с Москвой правительственные сирийцы сражаются с суннитской оппозицией, которую Анкара натравила на курдов. А связанные с Анкарой — нападают на курдов, чтобы захватить нефтяные поля... Хотя только что обеспечивали их снабжением для борьбы с Турцией и её военно-политическими агентами...

В результате у Москвы есть только одна перспектива — выбирать, чьим младшим партнёром она станет — Анкары в её пантюркистском проекте или Тегерана в его паншиитском. При этом Эрдоган может очень больно уязвлять Вставшую С Колен Россию, поддерживая суннитскую оппозицию, умеющую клеить авиамодели и сбивать самолёты.

Москву необычайно сковывает её зоологический антиамериканизм и патологическая тяга к радикальным антиизраильским группировкам. Потому что союз России с коалицией (США + аравийские монархии) и Израилем мгновенно "перевернёт доску" и поставит Турцию и Иран на место...

Пожертвуй Москва кланом Асада, и при федерализации "демократической Сирии" ей с удовольствием отдадут под опеку алавитский анклав — Ливан-2 с базами... Но этот вариант означает крах принятой на вооружение "метерниховской" доктрины 2014 года — любой ценой поддерживать "легитимизм", и посему исключается...

Дело ещё и в том, что Москва хочет добиться воссоздания единого государства, nation-state, пусть и обгрызанного по краям. А народ Сирии, как и народы Ирака и Афганистана, вовсю воспользовался возможностью сбросить бремя империи ("универсальной монархии" в терминах Тойнби) и вернуться к привычному существованию в виде конгломерата воюющих (и мирящихся снова) княжеств и племён.

Не менее грандиозная ловушка образовалась с "Украинским Проектом". Пример провала сталинской послевоенной дипломатии на германском направлении ничему не научил... Сталин предложил Америке и Англии замечательный компромисс (принятый для Австрии после его смерти) — Германия объединяется как "миролюбивая" (бессильная) и нейтральная. Подразумевалось, накачав деньгами коммунистов и сталинистов и разрушив и парализовав старый истеблишмент неким аналогом люстрации, сделать Левую Германию, выйдя к Рейну и Альпам, и завершить Коминтерновский проект 1923 года. Но тогда Сталину швырнули в лицо бывшую Пруссию, но застолбили занозу Западного Берлина.

А католическому истеблишменту Рейнланда и Баварии было очень соблазнительно сбросить 75-летнее "прусское иго" и потенциально левый электорат. Как мудро сказал Аденауэр в 1949 году: "Лучше иметь полностью пол-Германии, чем всю — наполовину". Поэтому целью Первой Холодной войны никогда не было давление на СССР для вытеснения его из Восточной Европы, а только поощрение разъедания коммунизма изнутри.

Ровно то же самое произошло с Украиной. Путин вывел из украинского революционного политикума несколько миллионов пророссийских избирателей. Интервенция и аннексия консолидировали социум (в отличие от Первомайданной (Оранжевой) революции. Российское вторжение и российская угроза сделали то же самое, что австрийско-российская угроза 1791-92 годов — для Великой Французской революции.

Путин напрасно мечтает обменять Донбасс и Луганск на признание утраты Крыма. Киев спокойно ждёт, чтобы в измученном ОРДЛО началось антироссийское движение. Как в Лондоне, Вашингтоне и Бонне спокойно ждали циклических антикоммунистических движений в Восточной Европе.

Представьте себе, что Второй рейх предлагает Третьей республике компромисс. Референдум в Эльзасе и Лотарингии (с передачей по его легко предсказуемым итогам части Эльзаса и всей Лотарингии) Франции, но за это — такой же референдум в Ницце и Савойе, где итальянское большинство), а также культурно-языковую автономию возвращаемым частям (т.е. двуязычие). Вот сидят в Париже и думу думают. Дадим им автономию, попросятся Нормандия, Аквитания, Северная Каталония, Гасконь и Корсика... Шахты Лотарингии — хороший кус, но и Ницца — важный порт... И шахтёры будут голосовать за левых, и этими голосами и приведут социалистов к власти... Значительно удобнее консолидировать нацию идеей реванша и сохранять у власти консервативные силы, опирающиеся на церковь и офицеров-аристократов...

Москва ещё не поняла, что не она будет дорого продавать Восток Украины, она будет дорого-дорого покупать право от него избавиться...

Не хотите ввода миротворцев — украинская армия будет постепенно отбивать холмик за холмиком, село за селом... Это как Берлинская Стена, давшая Свободному миру на 28 лет неубиваемый козырь в обличении коммунизма и растравливания язвы германского объединительного национализма.

Ведь на самом деле немецкий народ имел свыше тысячи лет истории существования в виде конгломерата суверенных королевств, княжеств и епископств. ГДР стало рваться к национальному единству, а вот восточные кантоны Швейцарии, Австрия или даже Лихтенштейн с Люксембургом никуда не рвались...

ГДР имело смысл как предполье на случай атаки НАТО и как плацдарм на случай атаки на НАТО. В остальном это было довольно обременительное приобретение. Как только стало ясно, что Третьей Мировой не будет, самое рациональное было быстро продать её за хороший куш. ОРДЛО имели значение как плацдарм для гипотетического похода до Киева и Одессы... Как только в мае 2014 года стало ясно, что его не будет, они стали гирями на ногах российской дипломатии. Можно найти предлог для спора о статусе Крыма, но Путин сам отказался от "Новороссии" — уже через полтора месяца после бреда о "8 областях", и теперь Россия — официально страна-оккупант, а Украина — "Западный Берлин" Второй Холодной войны...

Об авторе:

Евгений Ихлов

Эксперт "Движения за права человека", активный участник постперестроечного политического движения. Родился в 1959 году. Учился в Московском гидромелиоративном институте, но не закончил его. С 1976 года - сотрудник ВИНИТИ АН СССР. С 1990 года — активист Союза конституционных демократов. В начале 90-х активно участовал в...