Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Маркс, Гитлер, Трамп, Мао и аятоллы

Маркс, Гитлер, Трамп, Мао и аятоллы

Евгений Ихлов: Как-то все совпало

17.05.2018 • Евгений Ихлов

Евгений Ихлов. Фото: Е. Ихлов

200-летие со дня рождения Карла-Генриха Маркса, 170-летие Весны народов и Третьей Французской революции, 30-летие выхода из подполья польской "Солидарности", нагайки на Пушкинской площади и Ирано-Сирийский кризис совпали прямо-таки провиденциально.

Несколько общих слов о Марксе.

Я полагаю, что он стал настоящей жертвой издевательской иронии со стороны закономерностей социокультурной инверсии — сугубый материалист, убеждённый в открытии строгих политэкономических законов истории, поэтапно превратился в проповедника нравственного неприятия гнёта, эксплуатации, милитаризма, империализма, шовинизма. Впрочем, советские шестидесятники поступили ещё оригинальней, когда превратили Ленина в правозащитника.

И ещё. Учение Маркса о базисе и настройке становится куда более цельным, если Маркса "посадить на шею" Гегелю — счесть настоящим Базисом глубинные социокультурные процессы внутри цивилизаций, то что Гегель именовал Абсолютным духом, а социально-экономические отношения — Базисом-2, от Базиса-1, производным. Политические же и культурные "надстройки", производные от Базиса-2 — отражение Базиса-1. И Змей Уроборос впивается своими "материалистическими" клыками в свой "идеалистический" хвост...

Если кратко. Социум, подчиняясь генеральному тренду истории (в версии Дюркгейма), рационализируется (разволшебствляется) и дифференцируется; появляется "протестантская этика" (в версии Вебера), буржуазия сносит клерикализм и феодализм, запускает промышленную революцию, которая неизбежно порождает либеральный конституционализм, национализм и социализм, а также их сочетания...

Таким образом, материалист и экономист Маркс оказался в итоге пророком, обличающим капитализм и феодализм, а его диалектика, вместо "переворачивания" гегельянства, стала его важным уточнением, детализацией.

Последователи Маркса объявили основой основ его учения теорию прибавочной стоимости (ТПС) и доктрину о диктатуре пролетариата (ДП).

ТПС Маркса была полемически направлена против учения Лассаля о "железном законе заработанной платы" (ЖЗЗП). Суть его такова: ставший результатом классовой борьбы рост уровня жизни пролетариата (на самом деле не только рабочие, но и прислуга, клерки низшего разряда и издольщики) вызывает — через поколение — рост численности пролетариата (не за счёт особого роста рождаемости, за счёт снижения детской смертности), что вызывает избыток предложения на рынке труда, в свою очередь, сбивающий его стоимость, что приводит к новому циклу обеднения. Поэтому выход искали в создании того, что десятилетия спустя превратилось в поддерживаемые госфинансированием компании, принадлежащие самим работникам. Именно то, что сейчас в совершенно "марксовом" мире и стало квинтэссенцией современной левой идеи в её западном понимании (левая идея в "восточном понимании" — это государственный патернализм).

Забавно, что вершиной "лассальянства" стал черненковский закон о трудовых коллективах, так "выстреливший" потом при выборе моделей хозрасчёта и приватизации. На секунду отвлекусь — несмотря на все насмешки, Константин Устинович Черненко оказался великим реформатором. Другое дело, что почти ничего не успел, кроме передачи контроля над производством от Совмина КПСС (понятно, что "трудовой коллектив" был такой же ширмой парткома, как сейчас Дума — Администрации). Он же к 7 ноября 1984 года осыпал орденами именитых шестидесятников, стремясь прекратить этим четвертьвековую "литературную гражданскую войну" и объединить культурную элиту.

Но вернёмся к ТПС. Маркс доказывал, что она вытекает из любого рынка. Поэтому спасение от эксплуатации — в отказе от любого экономического состязания. Именно поэтому Сталин под конец жизни стремился ликвидировать любые зачатки рыночности, меновые отношения в экономике, с чудовищной жестокостью провёл "ленинградское дело" против провозвестников будущей косыгинской реформы.

Но правота "политэкономии" Лассаля оказалась доказана именно при господстве "марксистов". Именно Сталину пришлось сбивать цену на рабочие руки в городе и деревне коллективизацией.

Что же касается самого "железного закона", то его выполнение обеспечивалось с тех пор такими процессами как: постоянная инфляцией (середина 19 века знала только её вспышки), наплыв эмигрантской рабочей силы (в т.ч. из таких внутренних "колоний", как побеждённый Юг); коммерческое потребительское кредитование с его "процентным рабством", скрытная ликвидация послевоенной системы социальных гарантий в виде законов Макрона об упрощенной системе найма и увольнения, появление "прекариата", ну, и во многом перенос производства в бедные страны.

И избиратель Трампа — это именно американский квалифицированный рабочий, требующий, чтобы на него действия ЖЗЗП не распространялось. Точно того же требуют бунтующие французы...

Теперь о доктрине "диктатуры пролетариата" (ДП) на первом этапе коммунистической революции, уже век являющейся обоснованием всех левых тоталитарных режимов. С необходимостью диктатуры во время революции никто не спорил, но полагали, что от таких диктатур необходимо как можно раньше вернуться к нормальности — к конституционному режиму.

Диктатура пролетариата Маркса — это не чрезвычайщина революционеров, взявших власть. Это именно диктатура "пролетариата" (т.е. огромного социального слоя), осуществляющаяся не путём захвата государства как аппарата насилия, а путём разрушения государства, ликвидации его легитимных и неформальных институтов, препятствующих "пролетариату". Понятно, что от лица пролетариата в данной схеме выступают организованные политизированные структуры. Но не только социалистическая рабочая партия (партия тогда понималась как парламентские фракции и назначенные ими министры, а также местные политические клубы, обеспечивающие электоральный успех своих кандидатов.

Как я понимаю, синонимом "пролетариата" здесь выступает широкое политизированное движение, вроде "Солидарности" Леха Валенсы. ДП — это разрушение системы политической коррупции, блокирующей любые принятые левым большинством законы. Это — люстрация бывших элит. Но — и это самое важное — ДП действует параллельно с государственными институтами, продавливая через них свою волю. И в итоге не превращается в партию власти в "пролетарском государстве", а ликвидирует государство, растворяя его функционал в разветвлённой сети того, что сейчас называют НКО.

Когда ленинцы задавили "рабочую оппозицию" (Шляпников), объявив профсоюзы лишь "приводными ремнями" ЦК, они как раз и вбили последний гвоздь в гроб марксизма, встав на путь подчинения рабочего движения "партии-церкви", а потом уже и госаппарату, т.е., по сути, приняли государственную концепцию Муссолини. Нюанс был только в том, что для дуче "пролетарием" — мировым — была именно вся Италия, жертва "эксплуатации" со стороны Британии и Франции.

Гитлер также считал немецкий народ после Версаля — "пролетариатом", а "социализм" и "рабочесть" его партии идентифицировали с собой не только рабочие, но и все потерявшие социальный статус после краха Второго рейха. Потому что тогда социализм был синонимом справедливости и социальной солидарности, а пролетарием полагал себя любой бедняк.

И вот как раз гитлеровский режим первых полутора лет Национальной революции и был диктатурой "национального пролетариата" — не захват государственных органов, а создание Второго государства, параллельного. Вместо судов — эсэсовские судилища, вместо тюрем — "гражданский" концлагерь Дахау (как раз 85 лет исполнилось), где находятся не приговорённые, а "защищаемые" от "народного гнева": "охранный арест" — это был официальный термин. Не завоевывать большинства, а побоями заставлять депутатов голосовать как надо...

И только потом, после протестов бывшего кайзеровского истеблишмента (радиовыступление вице-канцлера фон Папена) и армии, Гитлеру пришлось обратиться к муссолиниевской концепции тотального государства. Впрочем, эту задачу ему облегчила быстро растущая нелояльность огромной армии штурмовиков, с которыми ему пришлось расправляться. Впрочем, для равновесия перепало и приближённым Гинденбурга. Зато кадровый голод Гитлер немедленно возместил бывшими коммунистами — убеждёнными этатистами.

Через 33 года этот опыт создания "параллельной" диктатуры использует Мао во время Пролетарской Культурной революции (как раз исполнилось 52 года со дня её начала — "Директивы Политбюро 16 мая" 1966 года). Но и тут довольно быстро — по настоянию партийного истеблишмента и силами армии — хунвейбинов пришлось "гасить" со стрельбой...

Так я плавно вывел к нагайкам. Тоже ведь форма ДП: полиция никоим образом против школоты дубинки не применяет, но вот поющие рядом задушевную патриотическую пургу казаки так возмутились вылазкой "либеральной мрази" (как недавно высказался представитель московского департамента, пытаясь нанять спортсменов для разгона агитаторов на будущих выборах), что кинулись переубеждать... полиция же, напротив, спасала юных демонстрантов от членовредительства, укрывая в своих автобусах...

Впрочем, после шквала возмущений нам почти тут же сообщили, что двоих казаков (из 35 нападавших на демонстрантов) за нарушение казачьих "законов" "выпороли по решению казачьего круга".

Причина такого заявления понятна: лучше чтобы пара "немытых балбесов" (украду выражение у Навального) получили камшой, чем проведение скандальных расследований, прокурорские проверки... А так — "ЧК чистится", социалистическая (извините, феодальная) законность сурово показала своих нарушителей. При этом суровая сдержанность при определении круга виновных.

Это ведь такое классическое проявление "большого в малом"

Помните, как в феврале поразил цинизм отечественных властей, которые объявили сотни погибших и раненных от американских ударов под Хишамом граждан РФ и Украины (из ОРДЛО, разумеется), собранных под собирательным "граждане СНГ", некими наёмными авантюристами. Путь и многократно занизив число жертв.

Теперь точно так же предали штурмовиков в псевдоказачьих одеждах, которых бросили с нагайками на разгон демонстраций,

Так что и в мелочах система ведёт себя также подло и двулично, как и по-крупному.

А теперь обещанное про Иран. Концепция надгосударственного контроля исламского "революционного духовенства", включая право вето на административные решения и регистрацию кандидатами на выборах, а также наличие параллельной "партийной" армии (Корпус стражей Исламской революции — которые и действует в Сирии) — это и есть самое полное воплощение марксовой ДП.

И ещё одна ирония истории. Иранский режим оказался самым плюралистическим и демократическим видом тоталитаризма. С реально конкурентными выборами (но с фильтром кандидатов), с реальными политическими и идеологическими дискуссиями (но в цензурных рамках).

Такая идеальная хрущёвская оттепель. При которой, как известно, именно на пиках десталинизации устроили Берлинский и Карибский кризисы...

Об авторе:

Евгений Ихлов

Эксперт "Движения за права человека", активный участник постперестроечного политического движения. Родился в 1959 году. Учился в Московском гидромелиоративном институте, но не закончил его. С 1976 года - сотрудник ВИНИТИ АН СССР. С 1990 года — активист Союза конституционных демократов. В начале 90-х активно участовал в...