Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Откуда исходит угроза миру

Откуда исходит угроза миру

Евгений Ихлов: Дурной российский пример не пойдет гулять по миру

17.07.2018 • Евгений Ихлов

Евгений Ихлов. Фото: Е. Ихлов

Советские политологи (они ещё не знали, что они таковые), развивая традицию коминтерновского, т.е. острокритического дискурса при анализе международной обстановки, довольно точно и верно отвечали на вынесенный в заголовок вопрос. Они видели угрозу соскальзывания к Третьей мировой войне в таких факторах, как:

а) стремление к разделу мира на зоны геополитического доминирования и выстраивания региональных военно-стратегических пактов;

б) поощрение — под знаменем "восстановления исторической справедливости" — политического реванша в побеждённых в 1945 году странах;

в) использование интервенций и криптоагрессий (в т.ч. с использование наёмников — сейчас бы сказали "прокси") для смены неугодных режимов.

Другое дело, что эти же упрёки справедливо полагалось адресовать и коммунистическим режимам.

Это как с критикой фашизма, клерикализма, маккартизма, царизма — которая на деле была идеальным обличением советчины. Не зря роммовский "Обыкновенный фашизм" долго считали "антисоветским" памфлетом, хотя в нём делалась демагогическая обвинительная привязка к Вилли Брандту (тогда бургомистру Западного Берлина) и к подготовке американских морпехов. А либеральные интеллигенты 60-80-х обличали тоталитаризм под видом исторических описаний революционеров. Книга Василия Аксёнова "Любовь к электричеству: Повесть о Леониде Красине" (1969) в сущности была не меньшим призывом к диссидентству, чем "Ожог", только она "била за горизонт", описывая не Москву 1979 года, а Москву 2012 года. Как и "Обитаемый остров" братьев Стругацких (1968) оказался не про вторжение в Чехословакию, а про вторжение в Украину 46 лет спустя.

С этих позиций я и хочу ответить коллегам Зиновию Каменеву и историку политической борьбы 20-х годов Александру Скобову. Мог бы использовать фамилию бабушки с материнской стороны — Бронштейн (да, отец Лейбы — двоюродный брат моего прадеда — Владимира Исаевича, по-теперешнему — гендиректора воронежского агрохолдинга Александра Ребиндера в Шебекино), но фамилия латвийских бундовцев Ихловых тоже хороша.

Трамп, наш "Дональд Дак", своей внешнеполитической деятельностью действительно разваливает миропорядок. Но не гипотетическим признанием российских аннексий. Точнее, им — в последнюю очередь. Представим худшее: Трамп "замораживает" (или позволяет обходить) "крымские" санкции, и позволяет донбасской ситуации стать такой ещё на долгие годы, даже не реагирует на признание Москвой "ДНР" и "ЛНР" — подобно Абхазии и Южной Осетии 10 лет назад.

Что, собственно, в этом приблизит "Большой Барабум"? Присоединение к себе территорий позволили только два государства — Израиль и Российская Федерация. Оба ядерные державы и оба находящиеся в фактическом военном противостоянии с соседями.

Очевидно, что ни Израиль не будет строить "Великий Израиль до Евфрата", опираясь на позиции на Голанах и в долине Иордана, ни Россия не начнёт оккупацию Украины, ведя прямое наступление с донбасского и крымского плацдармов. Ограничителем тут является чёткое понимание того колоссального бремени милитаризации, которое потребует контроль таких территорий с таким населением...

Для других регионов мира, однако, слом послевоенной системы ветирования ревизии границ вовсе не означает эскалацию конфликтов. По одной ясной и очевидной причине — это катастрофическое обрушение репутации для государства-бенефициара. Турция могла бы присоединить Северный Кипр — но членство в НАТО и даже туманные надежды на Евросоюз куда важнее для неё. Морально-политический бойкот со стороны соседей не пугает только Москву и Иерусалим, потому что они и так живут при нём.

Или такой конфликт никак не влияет на остальной мир — о четвертьвековой войне Эфиопии и Эритрее узнали из сообщений о заключении между ними мира.

Так что дурной российский пример не пойдёт гулять по миру. Просто новые отечественные правители (вследствие своего социоисторического генезиса) ещё не поняли — главная беда для джентльмена не попадание в околоток, а исключение из клуба. Именно поэтому неправильно выводить их из гопничества — улица сызмальства знает, что репутацию юноши губят не приводы, а "слава" "подментованного".

Что же подрывного делает Трамп?

Прежде всего, он демонстративно отказывается от поддержки демократических ценностей и от солидарности Запада, отбрасывая Америку на 90 лет назад.

Этим самым он, кроме всего прочего, лишает надежду на поддержку те группы в российском истеблишменте, которые были бы нацелены на антипутинистскую "перестройку". Таким образом, для России почти закрывается путь "демократической эволюции".

Но тогда остаётся лишь две другие возможности: революционный взрыв и распад государственности, как и 27 лет назад, или тот же взрыв, но после периода диктатуры откровенно фашистского толка. И тот и другой сценарий будет означать сверхмасштабную геополитическую дестабилизацию.

Возвращаясь к системе "империалистического раздела мира", Трамп создаёт условия для высокого риска открытой вооружённой борьбы между геополитическими центрами. В ноябре 2015 и феврале 2018 это уже произошло в Сирии. Затем это может произойти в Украине или на Южном Кавказе.

Трампа сменит более адекватный правитель, но система международных отношений уже будет расбалансирована.

Существенно важно, что ослабление американской позиции по Крыму означает отказ от важнейшего принципа гарантий (я имею в виду Будапештский меморандум).

В своей ненависти к президентам-демократам Трамп разрушает все созданные ими системы внешнеполитических балансов. Но ликвидация, таким образом, остатков международного права и коллективной безопасности как данности возвращает нас к эпохе, когда ставка делается только на собственную милитаризацию.

Отказ Америки от навязывания либеральных ценностей, более того, прямое поощрение ею правоконсервативных националистов, приведёт к тому, что в Восточной (и Центрально-Восточной) Европе не будет никаких общих идеологем. В этих условиях не так сложно представить вооружённый прокси-конфликт между Украиной и Венгрией за Закарпатье, который начнётся как эскалация столкновений национальных парамилитаров.

Всё это, разумеется, не приведёт к ядерной войне, тем более к мировой, для которой нужны всё-таки две глобальные коалиции. Миротворческая интервенция НАТО в охваченную гражданской войной Россию мировой войной же считаться не может.

Однако реставрация международно-политического гангстеризма может настолько расшатать общий мировой порядок, что возможный большой конфликт между Америкой и Китаем за Сибирь, Корею и Индокитай уже не будет восприниматься столь безумной картиной, как сейчас.

Учитель Кун говорил, что преступления порождает писаное право (тем, что социум освобождает себя от значительной части усилий по моральному сдерживанию зла). Точно так же войны порождают границы. Именно поэтому левые либералы Западной Европы и США сделали столько для открытости границ.

Когда Трамп поощряет радикальный "Брекзит", он, наверное, даже не думает, что этим вновь разделяет почти объединившуюся Ирландию и что мир на Зелёном острове — для Британии необычайно высокая ценность. Достаточно вспомнить четвертьвековую террористическую войну: как это ни удивительно, но ещё 20 лет назад мир не знал систематического исламистского террора, но отлично знал ирландский...

Поэтому путь к войнам Трамп открывает не разрешением Путину наслаждаться трофеями в виде отторгнутых у соседей пограничных провинций, а усилиями по имморализации Запада.

И здесь отказ от поддержки Британии, ставшей объектом химического террора, может быть, даже важнее по дальним последствиям, чем предательство Украины или сирийской оппозиции.

А так, всё идёт как по писанному в газете "Правда" полувековой давности.

Об авторе:

Евгений Ихлов

Эксперт "Движения за права человека", активный участник постперестроечного политического движения. Родился в 1959 году. Учился в Московском гидромелиоративном институте, но не закончил его. С 1976 года - сотрудник ВИНИТИ АН СССР. С 1990 года — активист Союза конституционных демократов. В начале 90-х активно участовал в...