Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Диалектика истории

Диалектика истории

Евгений Ихлов: Реплика к Виктору Шендеровичу и Юрию Самодурову

30.08.2018 • Евгений Ихлов

Евгений Ихлов. Фото из личного архива

Поскольку мы опять входим в период исторической турбулентности, то очень возможно, что часть читателей Шендеровича внезапно окажутся среди тех, кто будет принимать важные, порой и судьбоносные решения. Как это было в 1989-91 годах.

Поэтому мне бы хотелось, чтобы люди привыкали взвешивать все обстоятельства и призывать к тому, или хотеть то, последствия чего готовы принять и готовы взять на себя ответственность за результаты.

Виктор Анатольевич совершенно правильно и справедливо указал, что весь путинизм стоит на усилиях тех, кого я называю "придворные либералы" (прилибы), отличая их от "системных либералов" (сислибов), которые находятся в оппозиции к путинизму, но отрицают революционный путь борьбы с системой, который теоретически допускают либералы "демократические" (назовём их "демлибы").

Разумеется, это пересекающиеся подмножества. Существует множество связей — и персональных, и участием в общих проектах, связывающих прилибов, сислибов и демлибов.

Прежде всего, необходимо понимать, что вне "тройственного" либерально-западнического сегмента в России нет экспертов необходимого уровня. Все "левые" и ультраправые альтернативы — это либо примитивный популизм, либо имперско-мобилизационные рецепты "сталино-гитлеровского" или "гитлеро-сталинского" извода.

Давайте вспомним, что именно сислибы, соединившиеся 7 лет назад с демлибами, 19 лет назад были ядром мозгового центра конструируемого путинизма. Сислибы долго сочувствовали демлибам, но нарастающая социально-политическая поляризация в прошлом году их окончательно разъединила.

Для справедливости надо указать, что программа "Куклы" была потрясающим пропагандистским ходом в борьбе группы Примакова-Лужкова с Ельцинской "семьёй", Чубайсом (ленинградской группой экономистов вообще) и с Гайдаром. На стороне этой группы были Гусинский и на первом этапе — отчасти и Явлинский.

Да, сислибы, частично ставшие прилибами, под ручку привели "ученика Собчака" к власти. Но они вели к власти не ГБ, как написал трогательный романтик демократии Юрий Вадимович Самодуров, а именно ренегата ГБ, "русского полковника Штауффенберга", который в критические дни августа 1991 года помогал штабу сопротивления ГКЧП во главе с Собчаком, вместо того чтобы арестовать его — как подобает подполковнику КГБ в запасе при встрече с "активными участниками антисоветского заговора".

Мы же не знаем, каким бы коррупционером и авторитаристом стал бы фон Штауфенберг, оказавшись вице-канцлером Временного военного правительства рейха...

Драматизм летнего выбора 1999 года был в том, что альтернативой "друга либералов" и записного западника Путина был бывший руководитель Службы внешней разведки (б. Первый главк КГБ), разработчик доктрины поддержки СССР палестинского и левацкого терроризма (до этого к такой "мелкобуржуазной тактике" в ЦК КПСС относились негативно, делали ставку на "прогрессивные" хунты) — академик Примаков. Вот уж кто вёл за собой чекистские кадры! И именно поэтому за Путина в августе 1999 года голосовал Явлинский (и 40% его фракции), поскольку Путин рассказал ему, что как главе ФСБ премьер Примаков приказал взять его на прослушку, а тот отказался — нельзя по закону — глава партии и фракции...

Сейчас, когда вокруг перезахоронения Франко высказано столько мнений (что, мол, генералиссимус спас Испанию от Гулага и т.д.), легче понять резоны тех, кто полагал что неудачливый подполковник КГБ лучше живого воплощения советского высшего истеблишмента.

Тут я предлагаю откатиться на полвека назад. После смещения Хрущёва главным политическим мемом стал тезис об "отказе партии от порочного волюнтаризма и переходе к научным методам работы". Часть вменяемых социологов и экономистов оказались востребованными при разработке важнейших государственных решений. Это же относится и к политологам — специалистам по Западу, разработавшим концепцию "детанта" ("разрядки международной напряжённости").

Всё это явно продлило застой, помогло вводить в заблуждение Запад, получать кредиты, зерно, современные технологии. Одновременно это привело к тому, что СССР отказался от реформ в сельском хозяйстве, провёл "косыгинскую реформу" в самом ублюдочном виде (перевод антирыночной сталинской мобилизационной экономики в госмонополитическую квазирыночную), приобщил часть элиты и субэлиты к стандартам западного потребления (отказ от культа аскезы).

Но главное — это создало в субэлитах (в политконсалтинге высшего уровня, говоря сегодняшним языком) критическую массу сторонников социал-демократического реформирования СССР. И это привело к перестройке именно в гибридно-либеральном, а не в неосталинском ключе. А такая альтернативная "перестройка", проводимая "детьми бериевцев", была неослабевающим кошмаром сислибов середины 70-х — начала 80-х. Ту нарастающую атмосферу интеллигентской паники прекрасно передает дилогия братьев Вайнеров — "Петля и камень в зеленой траве" / "Исповедь палача".

Если бы советские эксперты-прилибы не помогли брежневизму, отвернулись бы от власти после августа Шестьдесят проклятого, послушались бы пламенного призыва "аятоллы антикоммунизма" Солженицына "жить не по лжи и убрать руки от их идеологии — чтобы она грохнулась и кончилась", системный кризис накрыл бы СССР лет на десять раньше. Не было бы подготовленной замены заскорузлого "марксизма-ленинизма" "общечеловеческими ценностями".

И власть свалилась бы в руки чекисто-комсомольской неосталинской (сталино-гитлеровской) "русской партии", ещё помнившей натиск "детей Шелепина", но ещё не получившей в руки ни южнокорейского видака, ни номера банковского счёта хозрасчётного центра молодёжных инициатив...

Кудрин, Греф, Козак, Чубайс, Улюкаев сделали всё, чтобы путинизм рос как на дрожжах и устоял весной 2009-го в окне финансового тайфуна. В ином случае очень возможно, что премьером Медведеву пришлось бы назначить Лужкова-Севастопольского... "ЕдРо" мигом бы вспомнило, что оно происходит из кадров "Отечества" (например, Володин). Самым массовым уличным протестным движение тогда были "Русские марши"...

Очень плохие прилибы были тем балластом, который в критические месяцы лета 2014 года удерживали от Настоящего Северного ветра в сторону Украины — не 11 батальонных групп вторжения, а 111... Не Изваринский котёл, а Харьковский... Осада не Мариуполя, а Киева... Не бегство Гиркина из Славянска, но вход в Днепр...

Возможно, сейчас они останавливают желающих взять в Сирии реванш у "англосаксонского звена" за февральский Хишамский разгром и апрельское "ракетное унижение".

Поэтому я всё-таки призываю оценивать роль прилибов комплексно, в исторической перспективе. Как роль Витте в событиях 1905 года. Как роль Косыгина, ровно 49 лет назад договорившегося с китайцами о компромиссе по острову Даманский — когда брежневские маршалы уже лоббировали ядерный удар.

Значительно больше презрение, например, у меня вызывают сислибы (напомню, в моих терминах — это не "буржуазные" министры, а либеральная фронда) с их постоянным пораженческим нытьём и злобой в адрес демлибов — дескать, чего кипишуют, надо аккуратно встраиваться в систему и ждать "раскола элит", типа замены Володина на Турчака...

Об авторе:

Евгений Ихлов

Эксперт "Движения за права человека", активный участник постперестроечного политического движения. Родился в 1959 году. Учился в Московском гидромелиоративном институте, но не закончил его. С 1976 года - сотрудник ВИНИТИ АН СССР. С 1990 года — активист Союза конституционных демократов. В начале 90-х активно участовал в...