Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Познер нетяжелого поведения

Познер нетяжелого поведения

В определенном смысле он хуже Киселева с Соловьевым

03.10.2018 • Вадим Зайдман

Познер. Фото: facebook.com/profile.php?id=100008669381488

Он веру принял бы любую,
Но только ту, за коей власть.

Евгений Евтушенко, "Казанский университет"

Игорь Яковенко написал, что, несмотря на то, что Владимир Познер и Дмитрий Киселев на дух не переносят друг друга, несмотря на заявление самого Познера, что он "Киселеву и Соловьеву руку не подаст", все трое, тем не менее, делают одно общее дело. По зомбированию и растлению россиян.

Я бы добавил, что Познер в определённом смысле хуже Соловьёва с Киселевым. Потому что с теми все было ясно с самого начала, а этот хамелеон прикидывается порядочным человеком. Хочет усидеть на двух стульях: и при кормушке быть, и репутацию приличного человека сохранить. Поэтому иногда позволяет себе фрондерские высказывания — разумеется, точно выверенные и дозированные. И многие ведутся на это, и действительно отличают его от Соловьева с Киселевым в лучшую сторону.

История о выступлении Познера в Йельском университете, о которой рассказал Яковенко, — лишнее тому подтверждение. Ну разве можно себе представить, чтобы в этот или любой другой университет Запада был приглашен Киселев, Соловьев или еще кто-нибудь из явных пропагандонов? А телеакадемика не только пригласили, но и еще — если верить ему на слово — устроили овацию. А все потому, что считают его приличным человеком, независимым журналистом, не понимают, что он такой же испытанный боец путинских информационных войск, как и другие пропагандоны. Только похитрее, поумудреннее — ну и, надо отдать ему должное, поумнее, в отличие от тех, откровенных проходимцев, которым плевать на собственную репутацию.

Я ни в коем разе не умаляю "заслуг" Соловьёва с Киселевым по расчеловечиванию россиян. Это по-своему законченные образы законченных приспособленцев. Они совершенны в своей подлости, не подвержены никаким рефлексиям — можно сказать, стерильны в своем негодяйстве. Они виновны в гибели тех россиян, которые под действием их зомбонаркотика поехали защищать "русский мир" в Украине. А также в смерти украинцев, убитых этими "освободителями". Это не косвенная вина. Это прямая вина — подстрекательство к убийствам. Поэтому они, как Штрайхер, заслужили быть судимыми на "Нюрнбергском" трибунале, который, не сомневаюсь, рано или поздно состоится.

Владимир Познер — штучка потоньше, напрямую он не призывал ехать воевать в Лугандонию. Он не опаснее их, а омерзительнее. Именно потому, что хитрее, умнее и на первый взгляд производит впечатление приличного человека. — Хочет производить такое впечатление! Под "Нюрнберг" его, как Соловьева с Киселевым, не подведешь, но свою репутацию политической и журналистской девушки (в данном случае — дедушки) нетяжелого поведения он заслужил честно.

Я помню, как он на знаменитых перестроечных телемостах посыпал голову пеплом, каялся, что был в КПСС и служил коммунистическим пропагандистом. И обещал: никогда больше! Это о таких, как он, у Евтушенко — "Он веру принял бы любую, / Но только ту, за коей власть".

Вспомнив эти две строчки, я поднял весь текст — и там оказалось еще кое-что интересное. Вообще этот отрывок из поэмы Евтушенко посвящен Михаилу Леонтьевичу Магницкому, при императоре Александре I — попечителе Казанского учебного округа (с 1819 г.). Он всерьез предлагал уничтожить тогда только основанный Казанский университет — уничтожить, в буквальном смысле разрушить здание университета. За безбожность. В итоге ему была поручена реорганизация учебного процесса — и он устроил там монастырскую дисциплину и уроки благочестия. При Николае I, которого принято считать реакционером, Магницкий попал в опалу. Проведенная ревизия выявила не только полный упадок университета как храма науки, но и банальную растрату казенных денег. Уже в мае 1826 г. он был отставлен от должности, а для покрытия растраты на его имения был наложен секвестр.

Но вернемся к тексту Евтушенко:

При переменах не теряясь,
угреподобный лицемер,
он даже стал бы вольтерьянцем,
когда б на троне был Вольтер.

Словно про Владимира Владимировича — Познера. Он ведь и был вольтерьянцем в те далекие теперь времена, когда вел телемосты и обещал — "никогда больше!"

А вот и про опалу:

И вот конец, почти острожный.
Трусит в кибитке попростей
под кличкой "неблагонадежный"
надежа прежняя властей.

Ни вицмундира, и ни бала,
и ни котлетки де-воляй...
Какая редкая опала,
когда в опале негодяй.

.........

И тот, кто подлостью осилен,
но только подлостью был жив,
тот в книге памяти России
уничтоженью подлежит.

Хорошо бы, эти строки оказались пророческими по отношению к Владимиру Владимировичу. И не только к Владимиру Владимировичу Познеру.

Об авторе:

Вадим Зайдман

Вадим Зайдман

Родился в 1964 году в Запорожье. Окончил машиностроительный институт, работал инженером. В 90-е уволился с предприятия и занялся мелким бизнесом. В те же годы выпустил несколько книг для детей и подростков. В 2001 году эмигрировал в Германию, в Нюрнберг. В 2004 году открыл небольшое бюро путешествий и экскурсий, в конце того же года вместе с...