Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Проклятие одного благословения

Проклятие одного благословения

Пётр Межурицкий: Один проклял как благословил, другой благословил как проклял

31.01.2019 • Пётр Межурицкий

Сталин, Гитлер. Фото: inosmi.ru

Одни говорят, что Гитлер и Сталин суть одно. Другие — что ничего, мол, общего. Эти другие явно грешат против истины: общего у этих вождей столько, что специально его поисками заниматься не надо: не просто лежит на поверхности, а, можно сказать, вопиет.

Значит, суть одно.

Но однажды сказав "А" и на протяжении десятилетий его повторяя, все никак не решатся произнести "Б".

Если Сталин и Гитлер суть одно, то ведь выходит, что русские и немцы вместе с их государствами тоже суть одно.

В самом деле, когда независимый наблюдатель утверждает, что Сталин и Гитлер удивительно похожи, он говорит не о длине усов и цвете глаз этих персонажей. Вот и утверждение, что русские и немцы суть одно подразумевает вовсе не качество дорог или жилья в государствах, созданных этими народами.

Но вот закавыка: Гитлер с самого начала был пламенным немецким националистом, а Сталин с самого начала русским националистом никак быть не мог, да и наверняка не хотел.

Уроженец Австро-Венгерской империи немец Адольф Шикльгрубер тяжело переживал униженное, как он полагал, положение его народа в многонациональной империи, которую, по его мнению, стремительно прибирали к рукам все кому не лень: славяне, евреи, венгры.

Кстати, в столице этой империи Адольф Шикльгрубер и Иосиф Джугашвили жили одновременно в 1913 году. На улицах пересекались наверняка, но вот друг друга в образах маргиналов будущие властители русской и немецкой империй не запомнили. Адольф, скользнув взглядом по Иосифу, наверняка идентифицировал бы его в качестве малоинтересного инородца и тут же бы позабыл. А Иосиф, в свою очередь, увидел бы в этом австрияке хронического, возможно, слегка экстравагантного неудачника, каковым тот и был.

Будущие народные вожди и повелители масс в них явно в тот год со стороны не просматривались. Да и до власти обоим было дальше, чем до луны: в Австро-Венгрии правил высокородный император, а в России самодержавно рулил не менее высокородный царь. Представить себе тогда, что через каких-то десять лет сын сапожника Иосиф Сталин станет одним из первых лиц России, было так же невозможно, как то, что через двадцать лет австрийский подданный безработный Адольф Гитлер станет канцлером Германии.

Но это при взгляде со стороны.

А вот что творилось в душах этих людей?

Гитлер уже думал о том, как вернуть немцам, еще не успевшим потерпеть поражения в мировой войне, дух победителей, которым "по праву принадлежит первенство в Европе", а значит, в мире.

Удивительное дело, но о национальном вопросе в то же время и в том же месте размышлял Сталин, корпевший над работой "Марксизм и национальный вопрос", ставшей самым весомым его теоретическим трудом на всю оставшуюся долгую и удивительную жизнь.

И в этом своем труде автор со всей своей страстью в щепки разносит любой, и особенно воинствующий национализм.

"Усиление сионизма среди евреев, растущий шовинизм в Польше, панисламизм среди татар, усиление национализма среди армян, грузин, украинцев, общий уклон обывателя в сторону антисемитизма — все это факты общеизвестные", — пишет в 1913 году в городе Вене Сталин.

С высоты будущего, которое нам известно, можно смело утверждать, что Гитлер вцепился в национальную идею как в силу, которая приведет его к власти, а Сталин обрушился на национализм как на главную силу, способную помешать ему прийти к власти.

Гитлер сделал ставку на немецкий национализм, Сталин — на многонациональную империю.

Гитлер с негодованием отверг принципы, по которым веками строилась его родная Австро-Венгрия. А Сталин в мирном и равноправном сосуществовании народов, которое он воочию наблюдал в далёкой от его родного Кавказа лоскутной монархии, видел как раз возможность реально установить такого рода межнациональные отношения в Российской империи.

Можно сказать еще определеннее: жалкую, с точки зрения Гитлера, роль немцев в Австро-Венгрии, которые в своей империи перестали быть старшим братом, Сталин, не называя вещи своими именами, уготовил русским в России.

Именно так Гитлер начал выстраивать Рейх, в котором чистокровные немцы — однозначно и беспрекословно — народ, которому полностью подчинены интересы всех других народов. А Сталин, в свою очередь, принялся выстраивать советскую империю, в которой русские отнюдь не главные, на что потом станут сначала глухо, а потом и во весь голос жаловаться писатели-деревенщики Всея Руси.

Но они уже будут изрядно лицемерить, потому что сам факт, что власти им позволили открыто жаловаться на то, что русских в СССР зажимают, не будем говорить кто, свидетельствует о том, что русский народ всё-таки стал в СССР старшим братом.

И назначил его таковым не кто иной, как Сталин.

Таковы метаморфозы истории.

Пламенный немецкий патриот Гитлер на излёте своей карьеры проклял немцев. Вы только подумайте!

"Немцы недостойны своего фюрера".

А вот Сталин (и опять, как не воскликнуть: вы только подумайте!) поднял тост именно за русский народ, который до этого, можно сказать, Ленин с его помощью лишил имперской короны. И вот сам же корону вернул.

С этого сталинского тоста русскому народу официально возвращалось его имперское значение, а его национальной идеей становилась фактически гитлеровская, перенесенная на российскую почву.

Собственно, русский фашизм существовал и до того, как Гитлер стал знаменит. Новый сталинизм смело можно называть модернизированным черносотенством — не суть важно.

Важно то, что внутренняя политика нового сталинизма в основных чертах совпала с началом правления Гитлера в Германии.

И это ж надо было, непосредственно после окончания холокоста в СССР начать осуществлять массовые репрессии против евреев, развернуть тотальную государственную антисемитскую пропаганду, которая в части народа-победителя вызвала, к его чести, шок, а в другой части — горячий энтузиазм.

Дела, казалось бы, давно минувшие, но импульс той сталинской здравицы за русский народ действует по сей день, чему свидетельством не только эпопея, за которой закрепилось уже вошедшее в историю словечко "Крымнаш".

Хотим или не хотим, а сравниваем порой нынешние Германию и Россию.

Вспоминаем те давние проклятия Гитлера по адресу своего народа и благословение Сталина, данное им своему.

Теперь можно сказать и так: один проклял как благословил, другой благословил как проклял.

И если речь хоть немного идет о сатане, явленному в качестве вождей национал-социалистского и советского порядков, то чему же тут удивляться?

Об авторе:

Пётр Межурицкий