Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Прощаясь с Володей...

Прощаясь с Володей...

Игорь Чубайс: Не забудем мразей, которые травили сына, а не выдержал отец...

30.07.2019 • Игорь Чубайс

Владимир Кара-Мурза-старший. Фото:

В годы Брежнева театр на Таганке работал легально, но рецензировать его постановки было запрещено. Комментарии появились позже... Володя Кара-Мурза не был, как Таганка, "вещью в себе", но хотя бы несколько личных рассуждений о его работе хочется высказать в эти дни. Высказать необходимо.

Журналисты бывают разные. Лет десять назад вышла моя очередная книга о России. Об этом что-то прослышал телеведущий Сергей Брилев, предложивший встретиться, поговорить и подумать о новой передаче. Я охотно приехал на "Россию-1", рассказал внимательно слушавшему меня собеседнику про новую работу. Больше мы не виделись...

Другой пример — Сергей Доренко, который предложил мне вести программу на радио "Русская служба новостей". Предварительное условие было хорошо понятно — не называть две известные всем фамилии. Я согласился и проработал на радио почти два года. Но когда на РСН позвонили из администрации президента, Доренко без колебаний уволил меня и еще одного коллегу, также любившего "говорить разные глупости" в эфире...

Как я работал с Володей. Журналистом и человеком совсем иного типа был Володя Кара-Мурза. Иначе складывались и мои отношения с ним. Мы близко познакомились где-то в середине нулевых. Постепенно меня стали чаще приглашать в его программу "Грани недели". Цензура уже висела в воздухе, но мы никогда не обсуждали сложную тему "что можно, а что нельзя". Он меня никуда и ни к чему не подталкивал, но и ни в чем не ограничивал. И с каждой новой передачей я с не высказываемым внутренним удивлением замечал — в "Гранях" можно говорить все, на что готов сам. При этом я понимал, что на радио ответственность в основном несет редактор, а не спикер.

Во время предвыборной президентской кампании в Украине Сергей Лойко сделал прекрасную телеагитационную серию: зрители видели документальные кадры — парень с автоматом выглядывает из окопа, водитель военного газика трясется по дорожным ухабам, артиллерист досылает снаряд в казенник... и каждый, на секунды поворачиваясь к камере, говорит: "Голосуйте, мы прикрыемо!"

У меня сложилось ощущение, что Володя постоянно меня прикрывал, рискуя своим рабочим местом и статусом. Правда, поначалу некоторые важные фрагменты моих записей не попадали в передачу. Шло время, и как-то я решил позвонить ведущему: "Жаль, что отрезали тот фрагмент". — "Мы ваши записи больше не режем, только если они превышают время самого эфира..." А изредка после передачи я получал от него короткое сообщение в ФБ: "Спасибо, хорошо получилось". Это была для меня высшая оценка...

Около года назад на "Эхе" произошел необычный "радиоинцидент". В четверг я записал в студии ответы на вопросы ведущего, в субботу сел перед приемником и... услышал бесконечные, жуткие помехи. Помнится, я говорил о солидарности с Украиной, другая тема — отрицание лживой, официально-сталинской концепции войны. Звоню Володе: "У меня что-то с приемником?" — "Да нет, нас глушили", — спокойно ответил он.

Я решил, что наше сотрудничество на этом закончится, больше рисковать с таким гостем ведущий не станет. Но недели через три меня снова позвали в "Грани", и в очередном выпуске даже осталась моя ядовитая реплика: "Я обращаюсь в Следственный комитет, какие-то экстремисты и иноагенты глушили наше родное российское радио".

Утром 27 июля своим криком я разбудил весь дом. "Что случилось, почему ты кричишь?" — спросила взволнованная жена. Я мгновенно проснулся — приснилось, что меня убивают, нож шел прямо в сердце. А который час? Было ровно 8 утра. В 8 утра Володя ушел. Мне показалось, он и на этот раз меня прикрыл...

И еще несколько слов о Володе. Володя — это мастер, причем мастер скромный, не шумный и не амбициозный. Володя — человек совершенно честный и удивительно порядочный. Вспоминаю "Матренин двор" А. Солженицына, который заканчивается словами: "Все мы жили рядом с ней и не поняли, что есть она тот самый праведник, без которого, по пословице, не стоит село.

Ни город.

Ни вся земля наша".

Это про Матрену. Но это и про Володю!

Не забудем мразей, которые травили сына, а не выдержал отец...

P. S. Считаю, что программу "Грани недели" обязательно надо продолжить!

Об авторе:

Игорь Чубайс

Еще по теме:

Валентин Хохлов

Уроки революции, или кровь, пот и слезы

Юзеф Дуберман

Еще раз о государственной собственности