По поводу

Главная // По поводу // К 40-летию профсоюза "Солидарность"

К 40-летию профсоюза "Солидарность"

Полезный опыт польского свободолюбия

10.11.2020 • Редакция Каспаров.Ru

Профсоюз

Наверное, поляки — один из самых свободолюбивых народов если не мира, то Восточной Европы точно. Свободолюбие воспринимается как неотъемлемая черта польского национального характера. Одной из славных страниц борьбы поляков за право на самостоятельность стала история профсоюза "Солидарность".

Впервые профсоюз был легализован 10 ноября 1980 года. Для властей коммунистической Польши это была вынужденная мера.

К тому времени в Польше была построена социалистическая модель производства по образцу СССР. Но при этом польские коммунисты даже не стали пытаться заставить своих граждан жить как граждане СССР. Видимо, на понимание не рассчитывали. Страна кормилась за счет жидких субсидий от восточного соседа и на безумных оборотах наращивала внешний долг на Западе. Но скрыть изъяны плановой экономики было уже невозможно. В июле 1980 года разразился кризис, правительство объявило о повышении цен на продукцию из мяса. Одновременно правительство запретило частникам торговать мясом. Пролетариат не понял необходимости и ответил забастовками. Сначала разразилась забастовка рабочих Люблина, за ними забастовал Гданьск.

Особенно мощно бастовала судоверфь имени Ленина.

Рабочие не ограничились требованием о снижении цен. Также было выдвинуто требование о снятии запрета на деятельность независимых профсоюзов, об освобождении политических заключенных и восстановлении на работе лидеров забастовочного движения Леха Валенсы и Анны Валентынович.

Вскоре все работы в портах Польши остановились, что ставило правительство на грань краха, потому что большая часть доходов страны (кроме западных кредитов и советских пожертвований) формировалась от экспорта промышленной продукции. Забастовка перекинулась на предприятия, не связанные с судоверфью, бастовали угледобывающие предприятия в Силезии, металлургические в Катовице и Кракове, машиностроительные в Варшаве, Вроцлаве и Люблине, текстильные в Лодзи. Производство встало.

Попытки властей объявить незаконным забастовочное движение были смешны, к попыткам насильственного разгона даже не приступали.

Приехавший разбираться в Гданьск Тадеуш Пыка проявил жесткую позицию и был уволен со своего поста. Более сговорчивый вице-премьер Мечислав Ягельский заключил соглашение с бастующими. Интуитивно правительство Эдварда Герека понимало, что разгон голодных не решает проблему голода. В обмен на признание независимых профсоюзов рабочие согласились признать руководящую роль Польской объединенной рабочей партии (ПОРП, польский клон КПСС) в политической жизни страны.

Таким образом созданная 17 сентября "Солидарность" 10 ноября 1980 года была официально признана властями. Стоит отметить, что каждый третий член профсоюза был членом ПОРП. Это как если бы каждый третий член диссидентской партии в СССР, если б такая могла существовать, был партийным. Очевидно, в отличие от ПОРП, в "Солидарность" поляки вступали добровольно. К моменту официального признания профсоюз включал в себя до 10 миллионов человек. Вслед за рабочими стали объединяться в профсоюзы студенты, творческая интеллигенция, служащие, частные фермерские хозяйства, и даже милиция пыталась создать свой профсоюз.

"Солидарность" не появилась на пустом месте, до нее существовало с десяток других подпольных организаций: Комитет общественной обороны, свободные профсоюзы, Движение в защиту прав человека и гражданина. В отличие от субъектов Советского Союза, где была уничтожена сама мысль о возможности создания движения, не связанного с КПСС, в Прибалтике, Польше и других странах Организации Варшавского договора традиции самоорганизации были еще и живы, и сильны.

"Солидарность" интересна тем, что на общей платформе противостояния режиму смогла объединить сторонников социализма с человеческим лицом, католиков и националистов и сторонников декоммунизации и либерализации экономики по западному образцу.

Понятно, что ПОРП и "Солидарность" не могли существовать в одной стране. Столкновение было неизбежным. Но коммунисты были не способны спасти страну от экономического краха. Одним из самых болезненных для них стал отказ крестьян поддержать их в борьбе против независимых профсоюзов.

Власти полагали, что крестьяне будут благодарны им за разрешение иметь свои частные хозяйства и вести некое подобие коммерческой деятельности. Ударом для них стало массовое объединение фермеров в сельские профсоюзы.

Активное противостояние привело к столкновению милиции и фермеров в Быдгоще. Избиение крестьян отозвалось многомиллионной забастовкой по всей стране. В результате коммунистам вновь пришлось уступить рабочим и крестьянам. Фермерам позволили создать свой профсоюз, профсоюзные деятели приняли участие в расследовании провокации в Быдгоще.

"Солидарность" набирала силу, организовывала забастовки, многомиллионные "голодные марши" и демонстрации поддержки, добивалась освобождения и восстановления на рабочих местах политзаключенных, добилась введения второго выходного дня (до этого суббота была также рабочим днем), а

на первом же своем съезде вышла на международный уровень, предложив всем рабочим и крестьянам стран Восточного блока повторить польский опыт и добиться создания независимых профсоюзов. Последнее вызвало особенно острую реакцию в кругах СССР, ГДР, Румынии, Болгарии и Чехословакии.

Очевидно, дальше лавировать польские власти были уже не в силах.

Дело принимало крутой оборот, если польские власти не решат проблему сами, ее решит восточный сосед, как это было в Чехословакии и Венгрии.

13 декабря 1983 года в Польше фактически произошел переворот. Если приводить аналогии, то это больше всего похоже на удачную версию путча ГКЧП. На улицу были выведены войска. Несмотря на активное сопротивление, оппозиция не смогла оказать серьезного противодействия силовому воздействию. Лидеры "Солидарности" были арестованы. К власти пришли военные. Военный совет национального спасения разослал военных комиссаров на предприятия. Забастовки были запрещены, профсоюзы распущены, рабочих стратегически важных отраслей объявили призванными на военную службу. Но, к удивлению военных, все эти меры никак не решали проблему. Оказалось невозможным заставить поляков жить в социалистическом укладе, скопированном с СССР.

Экономика при военных начала лететь в пропасть с удвоенной скоростью. Санкции, введенные США, уже не могли быть компенсированы советскими подачками, годовая инфляция, по официальным данным, достигла 60%, по экспертным оценкам — 300%, внешний долг превысил 40 млрд долларов, более 60% населения оказались в категории "малообеспеченных".

Массовые выступления продолжались, несмотря на откровенный террор со стороны военных. Для стабилизации экономики не помогали ни похищения, ни даже убийства активистов "Солидарности". Всеобщая военная мобилизация не могла длиться вечно и в 1983 году была отменена, что сразу же заметно оживило оппозиционное движение.

В 1985 году основы коммунистического строя зашатались в самой его цитадели, в СССР. Новый генсек Горбачев объявил сначала Ускорение, потом Перестройку, потом гласность, шесть лет спустя объявили и самого Горбачева.

С 1985 года власти Польши вынуждены были идти на уступки обществу. Началась либерализация экономики, за ней либерализация и политической жизни, началось общественное обсуждение политического устройства, начали отпускать политзаключенных.

"Солидарность" начала воссоздавать свои региональные организации. Но коммунисты и в Польше не собирались сдаваться без боя. В 1985 году были арестованы ряд активистов "Солидарности" и лидеры профсоюза Владислав Фрасынюк и Адам Михник. 9 января 1986 года арестован Богдан Борусевич.

Однако репрессии в отношении инакомыслящих спотыкались о неспособность правящих кругов исправить положение, попытки экономических реформ Збигнева Месснера забуксовали. Новое правительство было вынуждено объявить программу экономической либерализации: снятие административных ограничений с частного бизнеса, переход крупных предприятий на арендные отношения, декларировался отказ от директивного ценообразования в пользу договорного, учреждались коммерческие банки.

Но даже капиталистические реформы уже никак не могли спасти политический режим коммунистов.

В 1988 году властям пришлось снова мириться с "Солидарностью". Но теперь это была уже совсем другая организация, гораздо менее настроенная на компромисс с властями, гораздо более настроенная на свержение коммунистического режима в конечном счете. После ряда забастовочных кампаний 1988 года власти пошли на прямые переговоры с профсоюзными лидерами в Магдаленке. Профсоюзы были снова легализованы. Польские власти, оказавшись в экономическом тупике, были вынуждены согласиться на проведение круглого стола с оппозицией для поиска выхода. Несостоятельность властей была очевидна уже практически всем.

Власти оказались довольны результатами круглого стола, им пришлось согласиться на создание поста избираемого президента, но этот пост на ближайшие шесть лет оставался за секретарем ЦК ПОРП Войцехом Ярузельским. В избираемом Сейме 65% мест были зарезервированы за ПОРП, полностью избираемым был только Сенат. "Солидарность" получила в обмен свою программу на ТВ и окончательную легализацию. На деле эта победа оказалась не более чем удачным отступлением. Даже на таких полусвободных выборах власти сохранили за собой лишь те места, которые были зарезервированы за ними. Президенту пришлось согласиться на передачу поста премьера профсоюзному лидеру Тадеушу Мазовецкому, сформировавшему первое правительство "Солидарности".

Этому правительству пришлось уже официально и окончательно признать необходимость перехода от социализма к капитализму. Но социалистические корни идеологии независимых профсоюзов сделали шоковую терапию в Польше гораздо менее болезненной, чем в странах бывшего СССР.

29 декабря положение о руководящей роли ПОРП было отменено окончательно, спустя несколько месяцев партия самораспутилась. Был утверждён принцип политического плюрализма, польское государство провозглашено демократическим и правовым, гарантировано право частной собственности и предпринимательства, изъято положение о дружбе с СССР как основе внешней политики.

После развала Восточного блока, выхода Польши из состояния сателлита СССР, создания новой республики "Солидарность" претерпела значительные изменения, была переформирована, распалась, три функционера профсоюза Лех Валенса, Лех Качиньский и его брат Ярослав стали президентами республики. Но, как принято говорить в таких случаях, это совсем другая история.

К чему сегодня вспоминать про польскую "Солидарность"? Да вот хотя бы к забастовочному движению в Беларуси.

Многие скептики сегодня утверждают, что противники Лукашенко умылись кровью и более не способны изменить ситуацию. Но разве бывало так, чтобы победа давалась кому-то сразу? Если Ланцелот не сидел на печи 33 года кряду, а продолжал бороться, терпел поражение за поражением, но набирался сил, то раньше или позже одряхлевший и измотанный дракон всегда испускал дух. Дракон никогда не издыхал там, где никто ничего не пытался менять. Дракон всегда возрождался там, где борьба не была доведена до конца.

За девять лет борьбы "Солидарность" сформировала в Польше параллельные структуры управления, помогла польскому обществу самоорганизоваться. Фактически "Солидарность" взяла на себя управление страной после краха коммунистического режима и дала освобожденной стране первого президента. Благодаря массовому оппозиционному движению, Польша, в отличие от многих стран бывшего СССР, оказалась готова к самостоятельной жизни.

То, что сегодня происходит в Беларуси, невозможно было представить себе еще несколько лет назад. Что будет в Беларуси, России и других странах через несколько лет, зависит от способности граждан не опускать руки и продолжать идти к своей цели.

Об авторе:

Редакция Каспаров.Ru

Еще по теме:

Анна К

Почти в каждом россиянине живет иноагент