Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Порочный круг

Порочный круг

Вадим Зайдман: Навального — в президенты?

18.12.2016 • Вадим Зайдман

Навальный и Путин. Фото: pravdaoputine.ru

В связи с решением Навального принять участие в предстоящей президентской кампании наблюдатели на таком серьезе кинулись обсуждать его кандидатуру и шансы на победу, как будто хоть какие-то шансы на это и в самом деле имеются. Хотя, по моему мнению, всерьез намереваться идти в президенты при "живом Путине" — это дележ шкуры не то что не убитого, но даже еще не родившегося медведя. Сам Навальный, думаю, это прекрасно понимает, и с его стороны это такое провокационное действие — и чтобы щука не дремала, и чтобы зрителям "зомбоящика" напомнить о том, что предстоящая процедура называется "выборы президента России", а не "выборы президента России Путина В.В." Так сказать, без вариантов.

Очень может быть, что события будут развиваться по тому же примерно сценарию, когда Навальный ходил в мэры Москвы. То есть его зарегистрируют кандидатом в президенты, он сможет вести свою агитационную кампанию без риска быть арестованным, получит общефедеральную трибуну для изложения своих взглядов. Возможно, на это он и рассчитывает.

Если так случится, то бытующая конспирологическая версия, что Навальный — "проект Кремля", получит в конспирологических кругах определенное подтверждение. Навальный — проект Кремля — это, конечно, чепуха (с такими-то его конкретными расследованиями и разоблачениями!), но участие Навального в президентской кампании косвенным образом играет Кремлю на руку. Тем, что, прежде всего, президентскую кампанию легитимирует, потому что выборы, в которых участвует узурпировавший власть Путин, в основе своей — нелегитимны. А так теперь у Путина и Ко будет возможность сказать: смотрите, вы утверждаете, что в России нет демократии, нет свободных выборов. Как же нет, когда основным противником Путина является жесточайший критик действующей власти!

Честно говоря, у меня нет однозначного ответа на вопрос, что лучше или хотя бы полезнее для дела: взбаламутить омут, получить федеральную трибуну и резать правду-матку про режим (если еще дадут — тоже вопрос) или же не участвовать в фарсе.

А теперь о самом, с моей точки зрения, важном в "спорах о Навальном".

В возникшей дискуссии вновь оказалась поднятой тема отношения возможного кандидата в президенты к "Крымскому вопросу", точнее, к перспективе возвращения украденного. Тема эта "вечная", потому что высвечивает потерю не то что российским народом, а даже политиками, считающими себя либералами, простых ориентиров. Тем более важно отношение к "Крымскому вопросу" президента послепутинской России. Поэтому, несмотря на то, что тема эта уже говорена-переговорена, об этом надо продолжать говорить, пользуясь любым информационным поводом.

Потому что этот вопрос стал лакмусом. Скажи мне, чей Крым, и я скажу тебе, кто ты.

Допустим, президентом послепутинской России станет самый демократичный либерал или самый либеральный демократ. Но если он не считает, что украденный Крым следует безоговорочно вернуть, если он полагает, что вопрос Крыма — сложный вопрос, его нельзя решить, не "спросив крымчан" и всех россиян, то можете не сомневаться: после этого наилиберальнейшего президента Россия будет обречена на приход нового Путина.

Многие наблюдатели уже заявили, что при всех симпатиях к Навальному как кандидат в президенты он не устраивает их только потому, что занимает по Крыму невнятную позицию.

Украденное должно быть возвращено без всяких оговорок, а тем более без того, чтобы спрашивать на то соизволения россиян, 84 процента которых поддержали международный разбой. И вообще, причем тут россияне?

Можно еще в теории допустить опрос крымчан как жителей полуострова. Или спросить мнение жителей материковой Украины, потому что Крым — международно признанная, в том числе и самой Россией (Будапештский меморандум), территория Украины. С какого бодуна тут надо спрашивать мнение россиян? С какого боку они имеют отношение к этому вопросу? С таким же успехом можно спрашивать мнение о принадлежности Крыма у американцев или пингвинов Антарктиды! Мнение-то они могут иметь — хоть россияне, хоть американцы, хоть даже пингвины — только оно никоим образом не может влиять на судьбу Крымского полуострова.

Особо лоббирует идею нового "честного" после Путина референдума в Крыму и учета мнения всех россиян Михаил Ходорковский. Видимо, человек искренне полагает это единственно возможным демократичным решением вопроса. Но, например, угнанный автомобиль забирают не только у угонщика, но даже у нового владельца, которому автомобиль был перепродан и который ничего не знал об угоне и заплатил за автомобиль деньги! Забирают и отдают законному владельцу. Причем мнения на этот счет ни у угонщика, ни даже у нового владельца не спрашивают. Не проводят никакой мини-референдум. Просто возвращают автомобиль тому, у кого он был украден.

Надо ли было в таком случае в мае 45-го спросить немцев, как поступить с Гитлером и его бандой, следует ли их судить? Нужно ли отдавать захваченные нацистами земли? Надо было в 45-м спросить немцев, как быть с евреями, и поступать с ними согласно ответу? Может быть, у немцев оказалось бы свое, особое мнение, отличное от мнения мирового сообщества, по поводу дальнейшей судьбы концлагерей? — Вопрос-то сложный, разве можно его решить не демократическим путем?

Народ, который отравлен имперской пропагандой, который перестал понимать, что такое хорошо и что такое плохо, нужно не спрашивать, чего он хочет. Сначала нужно его вылечить. Срочно.

Немцев поголовно, чуть ли не строем, как школьников, водили в кинотеатры и заставляли смотреть хроники концлагерей, чтобы они своими глазами увидели, чтó они натворили. Именно они, а не только один Гитлер, потому что все они, своей массовой поддержкой, вместе с Гитлером таким образом "поднимали Германию с колен". И приходилось смотреть. А уже на выходе им — посмотревшим это кино — выдавали продовольственные пайки.

Вопрос, скажи, чей Крым, и я скажу, кто ты — сегодня это тест на то, действительно ли ты либерал, оппозиция Путину, или поскреби тебя — а ты от Путина недалеко ушел. "Российский либерал заканчивается там, где начинается национальный вопрос" — увы, это в полной мере можно отнести к Навальному и к тому же Ходорковскому. Или, перефразируя Воланда: всем хороши российские либералы, только Крымский вопрос их испортил.

При таких "либералах" и тем более кандидатах в президенты не стоит ждать изменения имперской сущности России, а значит, и вообще серьезных изменений, потому что ее имперская суть — это ее проклятие, тормоз на пути развития. Дело по большому счету не в Путине. Путин рано или поздно сгинет (если до того не уничтожит весь земной шарик в ядерном апокалипсисе), а вот многовековое проклятие России останется.

Об этом свидетельствует вся история Государства Российского со времен освобождения от власти монголо-татар. Формально-то освободились, а по сути сами стали монголо-татарами, переняв имперскую систему управления — подавление любых свобод внутри, экспансия, то есть захват новых территорий, вовне. Система могла рядиться в любые одежды — монархические, коммунистические, демократические (при Ельцине), теперь вот в какие-то православно-чекистские — это все подробности, а суть всегда была одна — имперская.

Большевистская власть на первый взгляд была полным антиподом свергнутому самодержавию (и это она утверждала на словах до самых последних дней своего существования), а на самом деле она стала такой самодержавной властью, которая не снилась ни одному самодержцу (разве что Иоанну Грозному). И советская империя, которую создал Сталин, никому из них не снилась, даже царю Иоанну. А ведь Сталину еще не все планы удалось реализовать — он грезил о всей Европе, а удалось захватить только Восточную. Впрочем, не Сталин, а еще Ленин бредил захватом всего мира, что он эвфемистически называл "мировой революцией".

Во всех деталях, во всех подробностях коммунисты отрицали самодержавие. Но суть у них была одна — имперская. Поэтому советская власть стала реинкарнацией того же самодержавия, только на новом витке, с еще более лютым самодержавием.

Ельцин сокрушил коммунизм, и наступила вроде бы демократия. Принято считать, что Борис Николаевич потерпел неудачу из-за того, что не решился на радикальные экономические реформы, не боролся с коррупцией (недостаточно боролся) и т.д. Это во многом так, но это все вторично. Главное — он не покончил с имперской сущностью России. То, что это так, стало понятно после начала первой чеченской кампании зимой 1994-го. Неудача экономических реформ Ельцина — это как раз во многом следствие продолжившейся имперской политики России. После зимы 94-95 годов — самое позднее — приход условного Путина был неизбежен.

Режим Путина внешне выглядит полной противоположностью режиму Ельцина, его отрицанием. А по существу — все тот же имперский режим, только, опять же — на новом витке — гораздо более лютый, чем ельцинский.

Когда-нибудь, можете не сомневаться, Путин уйдет, хотя бы в силу биологических законов, которые пока даже ему изменить не удалось. Но если имперская суть России при новом, самом демократичном президенте не изменится — ждите реинкарнации Путина!

Веками Россия не может вырваться из замкнутого круга имперской сущности, понять, наконец, что величие страны не определяется размером ее территории, особенно в 21-м веке. И дело здесь даже не в хлопотах, которые этим она доставляет окружающему миру, а дело в том, что она сама себе из-за этого не может дать ладу, безнадежно отстав от цивилизованного мира.

Когда-то и кто-то должен, наконец, разорвать этот порочный круг!

Об авторе:

Вадим Зайдман

Вадим Зайдман

Родился в 1964 году в Запорожье. Окончил машиностроительный институт, работал инженером. В 90-е уволился с предприятия и занялся мелким бизнесом. В те же годы выпустил несколько книг для детей и подростков. В 2001 году эмигрировал в Германию, в Нюрнберг. В 2004 году открыл небольшое бюро путешествий и экскурсий, в конце того же года вместе с...

Еще по теме:

Игорь Чубайс

Новое в координатах русских политических шахмат

Григорий Амнуэль

Ноль, помноженный на ноль, даёт ноль