Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Уроки украинского

Уроки украинского

Евгений Ихлов: Представим себе гипотетическую победу "белоленточного движения"

01.05.2019 • Евгений Ихлов

Евгений Ихлов. Фото из архива Е.Ихлова

Многократно предупреждал, что мирный эволюционный демократический транзит — это два-три поколения (это как считать — по 14-16 лет или по 20-23 года) разгула коррупции — политический (обезличенное злоупотребление властью, когда бенефициаром является вся властвующая корпорация ["гегемон" в терминах Э. Лакло], её "фракция" или ведомство) и самой вульгарной, два-три поколения самоотверженной борьбы за свои права.

Пока соперничество олигархических кланов не выработает механизмы мирной передачи власти и относительно независимой судебной системы (судьи должны привыкнуть, что сегодняшний митинговый крикун и смутьян — это завтрашний депутат, или министр, или прокурор), а объединившийся в партии и профсоюзы народ не добьётся контроля гражданского общества над властью.

Последние украинские события как раз и показывают ту альтернативу мирной демократической эволюции, которую Россия проскочила 7 лет назад. Причём я беру именно идеальный вариант полученной системы — за который ратовали все активные оппоненты Навального — Дмитрий Гудков, Владислав Иноземцев, Илья Пономарёв и Михаил Ходорковский. Сбалансированная президентско-парламентская система, резко усиленное местное самоуправление, независимые от президента и правительства телеканалы и издания, большие и влиятельные оппозиционные фракции, опирающиеся на структурированные общенациональные партии. Такой идеальный российский 1999 год. Cразу напомню, что как премьеры и Черномырдин, и Примаков были в своих действиях почти независимы от Семьи, и Касьянов был достаточно политически автономен от Путина.

Поэтому можно представить себе гипотетическую победу "белоленточного движения" (или в моих терминах "Полуреволюции 2011-2012 годов" — ближайший аналог "Полуреволюции 1968 года" на Западе). Чаемая конституционная реформа. Путь в Европу на всех парах. Довольно поверхностная люстрация — ведь такого озлобления, как после "Болотного дела", ещё не было. Президент — Ходорковский (которому с поклоном вернули ЮКОС). Премьер — Ройзман. Крупнейшая оппозиционная демократическая фракция — у Навального (живой Борис Ефимович слишком интеллигентен и честен, чтобы быть ему соперником, и он, и его идеологический антипод — Сергей Удальцов — еле преодолевают 3%-ный барьер, ибо у левых доминирует их высший социальный идеал — добрый и заботливый миллионер-сталинист Грудинин). Партии и телеканалы честно поделены между "богатенькими буратинами". Идёт новая тлеющая война в Чечне...

И вот, когда через 4 года всем надоели склоки между Ходорковским и Навальным, президентом выбирают Владимира Машкова, который так красиво сыграл синтез облагороженного Березовского с Ходорковским (Платон Маковский в "Олигархе"), за спиной которого явно стоит живой и энергичный Борис Абрамович. А ещё — через 4 года — президентом России становится бывший кумир "Русских маршей"... Это, кстати, и будущая судьба Украины: следующий президент — очень возможно, что будет представителем "национального блока", сегодня наиболее радикально требующего люстраций.

Ещё и ещё раз: нынешний "украинский вариант" демократического транзита — это идеальный, самый бархатный вариант из всех возможных для посттоталитарного и ещё сталинистского в своей основе российского социума. Сорок лет через пустыню (хотя в реальности было не более четверти века, "40" — это символ полноты жизни поколения) — это не только древнееврейские фантазии. От прихода к власти Рузвельта-мл. до отставки Никсона. От формирования итальянского послевоенного политикума до операции "Чистые руки". От строительства "британского социализма" до прихода Маргарет Тэтчер. Только в ФРГ приход к власти сперва наполовину внесистемных социал-демократов произошёл быстрее — но там американцы в конце сороковых принудительно заложили ту демократическую "матрицу", к которой постнацистская Германия сама шла бы гораздо дольше.

Но если вам, мои уважаемые читатели, не нравится такой сценарий, то его альтернатива — радикальный слом прежнего "номенклатурного" правящего слоя. Точнее, неономенклатурного слоя — буржуазно-бюрократического, псевдоолигархического "гегемонизма". Люстрации, чистки, "депутинизация" по образцу денацификации. Эксперименты с конфедерализацией... И главное — ренационализация олигархата. Прежде всего для того, чтобы не допустить превращения нынешних (и вновь возникших из хаоса революционной гиперинфляции финансово-промышленных магнатов) в хозяев общественной и политической жизни. Ибо, как мудро заметил Анатоль Франс, видевший все виды французских транзитов — и к демократии, и обратно: "Во всяком цивилизованном государстве богатство священно; в демократических государствах священно только оно"... Вот такой демократический якобинизм — либеральный "большевизм"...

И напоследок. Главной и, кстати, уже начавшейся ареной идеологической битвы при таком радикальном варианте станет судьба национализированных монополий. Их можно оставить государственными (на общенациональном и региональном уровнях), восстановив отраслевые министерства; можно — продать с торгов ("за медную копейку") легализовавшимся, т.е. "проявившим верность демократии" магнатам (пародию на это мы видели во время споров российских экспертов вокруг фигурантов санкционного "списка Мнучина") или — за относительно адекватные деньги — международным корпорациям или анонимным владельцам офшоров, что довольно быстро приведёт к утрате Прекрасной Россией Будущего финансово-экономического суверенитета.

Об авторе:

Евгений Ихлов

Эксперт "Движения за права человека", активный участник постперестроечного политического движения. Родился 8 апреля 1959 года. Учился в Московском гидромелиоративном институте, но не закончил его. С 1976 года - сотрудник ВИНИТИ АН СССР. С 1990 года — активист Союза конституционных демократов. В начале 90-х активно...

Еще по теме:

Валентин Хохлов

Уроки революции, или кровь, пот и слезы

Юзеф Дуберман

Еще раз о государственной собственности