Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Старшая сестра

Старшая сестра

Андрей Пионтковский: Мир впервые становится по-настоящему биполярным

15.05.2019 • Андрей Пионтковский

Андрей Пионтковский. Фото: Каспаров.Ru

Полученные в последние месяцы донесения "кротов", имеющих доступ к высшим бонзам путинского рейха, подтверждают и уточняют в деталях то, о чем я упорно говорю последние 5 лет. Нами правят не просто крупнейшие в мировой истории казнокрады. У этих людей есть видение будущего России и мира. Они ведут против Запада Четвертую мировою гибридную войну, стремясь к реваншу за поражение СССР в Третьей мировой (холодной) войне.

"Мобилизационная партия, — цитирую самого осведомленного из кротов, — видит огромную могучую реваншистскую советскую страну, которая полмира контролирует. А остальные полмира ее боятся".

Это цели Четвертой мировой войны. А о методах достижения в ней Победы информирует со слов своих всеблагих собеседников другой источник:

"Гедонистический и морально нестойкий Запад дрогнет и отступит перед лицом непреклонной русской решимости, цели России будут достигнуты малой ценой".

Что касается моих информаторов, то, уверяю вас, они очень честные и скромные люди, которые выполняют свои обязанности аккуратно и не имеют намерения оскорбить кого-либо. Эти люди многократно проверены на деле.

Их депеши, даже самые сенсационные, подтверждаются, как правило, независимой объективной информацией. Ведущая роль нового дворянина Николая Патрушева (а не Владимира Путина!) как идейного вождя мобпартии не стала для меня неожиданностью после десятилетней заочной дискуссии с организатором "учений в Рязани" по вопросу применения ядерного оружия в региональных конфликтах.

В список идеологического и организационного ядра мобпартии, любезно нам предоставленный, я бы обязательно добавил еще одного человека — генерала Валерия Герасимова, идеолога гибридной войны с ее победоносной деэскалацией через ядерную эскалацию.

Посмотрите еще раз на эти, на редкость выразительные лики, как бы сошедшие к нам со страниц учебника Ломброзо. Патрушев, Путин, Юрий Ковальчук, Игорь Сечин, Сергей Иванов не собираются ни умирать, ни отказываться от скромного обаяния жизни долларовых мультимиллиардеров, ни уничтожать западную цивилизацию, соблазнительные материальные плоды которой они и их отпрыски так жадно и вкусно поглощают.

Они хотят Праздника — ликующего торжества над поверженным и униженным Западом — и гарантий своего политического бессмертия во главе восторжествовавшей над Западом России.

И они убеждены, что для этого им достаточно ввязаться в региональное или даже локальное военное столкновение с Западом и выиграть только один психологический поединок, когда, ужаснувшись их ядерному шантажу или тем более их одному ядерному удару по европейскому городу, Запад дрогнет и капитулирует навсегда.

Каждый региональный конфликт, где появляются российские военные, — от Сирии до Венесуэлы — Москва использует политически прежде всего для решения одной воспитательной сверхзадачи — продемонстрировать, что она всегда будет готова пойти на более высокую степень эскалации конфликта, на больший риск, на большие жертвы, чем американцы.

В августе 2013 года Обама отказался от своих красных линий в Сирии после химического удара Асада по мирным жителям. С тех пор Москва — хозяин положения в Сирии. В марте 2019-го вежливые смуглые человечки маршала Хафтара подошли к Триполи.

Символический американский гарнизон срочно эвакуировался, а Трамп лично позвонил Хафтару и назвал того выдающимся борцом с международным терроризмом.

Венесуэла — это уже генеральная репетиция, за которой внимательно наблюдает весь мир. Кремлю абсолютно безразличны сами по себе асады, хафтары, мадуры. Удержание их во власти необходимо для показательного унижения США, для демонстрации политической немощи США при всей их военной и экономической мощи.

Уже шестой год Россия дрессирует США как собачку Павлова, деликатно готовя американцев к их самой главной капитуляции — отказу выполнить свои обязательства по статье 5-й Устава НАТО.

Например, по отношению к Эстонии, которую Президент Трамп с подачи своего внешнеполитического гуру Ньюта Гингрича считает[1] пригородом Санкт-Петербурга, ради которого он не готов идти на ядерную войну.

Пока этот судьбоносный для всего мира момент не наступил, попытаемся подробнее разобраться в мотивах дерзновенного поведения будущих "победителей", этих носителей непреклонной русской решимости.

Интересно, что в донесениях наших уважаемых информаторов ни разу не встречается слово "Китай". Это означает, что оно и не произносится на мобилизационных пирах шестерки всеблагих. Там звучат, как мы теперь знаем от допущенных к ним собеседников, другие слова: могучая реваншистская Россия, которая полмира контролирует, а остальные полмира ее боятся.

Хорошо-с. Национальная гордость великороссов заслуженно восторжествует в результате успешного ядерного шантажа. Отольются надменной западной кошке многовековые слезки догоняющей российской мышки. Но закрадывается тревожный вопросик: а в какой из двух половинок мира после нашей Победы окажется та страна из пяти букв, которую называть нельзя? Ни в одной. Она будет управлять всем этим новым прекрасным миром.

Мобпартия может этого не произносить. Но она не может этого не понимать. И, тем не менее, она готова идти на огромные риски, чтобы именно эту перспективу приблизить. Значит, она мобпартию устраивает.

Представляется, что дело здесь не только в шестерке всеблагих ломброзианского разлива. Шестерка просто в силу своей профессиональной ментальности и занимаемого в иерархии власти положения сделала наиболее радикальные выводы из Катастрофы, постигшей весь российский политический класс в первые десятилетия XXI века.

Эта Катастрофа намного серьезней, чем та административная неприятность в XX веке, о которой так печалится самая выдающаяся посредственность этого класса. Ушибленные ею "элиты" переживают свою психологическую травму столь болезненно еще и потому, что не решаются Катастрофу вербализировать. Я попытаюсь за них это сделать.

Вот уже несколько столетий в русской истории, как в дурной бесконечности, повторяется один и тот же сюжет. Вновь и вновь появляется царь-модернизатор, который заявляет urbi et orbi: "Мы отстали от передовых стран Запада на 50 лет, если мы не пройдем этот путь лет за 10-15, нас сомнут". Неважно, кому принадлежали именно эти слова — может быть, Петру Алексеевичу, а может быть, Иосифу Виссарионовичу.

Поднимая всю страну на дыбы, а всех сомневающихся в его мудрости — на дыбу, модернизатор бросается в мобилизационный прорыв и, как правило, решает какую-то, как ему кажется, самую важную конкретную задачу. Ценой огромных жертв мы догоняли вечно притягательный и вечно ненавидимый нами Запад то по количеству пушек и фрегатов, то по чугуну и стали на душу населения в стране. Но что-то в природе Запада, ускользавшее от понимания наших модернизаторов, позволяло ему снова оставлять нас позади с горами чугуна, стали, танков, ракет и грезами об особом пути, секретный план которого хранится в особом отделе.

Очарованному футуристическим Амстердамом молодому провинциальному императору-реформатору захотелось все эти буржуазные новшества — от верфей до кофеен — немедленно перенести в Россию. Но так, чтобы и головы стрельцам продолжать лично рубить, и, отвлекаясь от государственных дел, спускаться в подвал немножко размяться, попытав наследника на дыбе за несанкционированные контакты с иноземцами.

Ставший президентом по случайной прихоти судьбы майор охранки Владимир Путин, соблазненный еще в чекистской юности восхитительным немецким пивом, совершенно искренне хотел учредить в России процветающее общество потребления "как у них на Западе". Но так, чтобы оставались и всё подмявший под себя его родной кооператив-монстр "Озеро" во главе с Ю. Ковальчуком, и управляемая В. Сурковым "демократия", и "диктатура закона" с человеческими лицами Н. Патрушева и И. Сечина.

Тем не менее сама эта гонка за вечно ускользающим объектом ненависти и любви целых три с лишним столетия наполняла правящую "элиту" осмысленностью бытия и чувством исторического оптимизма. Каждый провал объяснялся какой-то случайной ошибкой. Десятки миллионов жизней своих и чужих сгубили в XX веке, вдалбливая себе и миру Передовое западное (!) учение. А в 1991 году с таким же историческим оптимизмом решили, что именно безродные марксистско-ленинские яйца и мешают исконно Русскому медведю заплясать, наконец, камаринскую как следует.

И только в последние годы после еще одного провального экспериментального цикла приходит, наконец, нарастающее осознание, что медведь при этой вечной матрице Русской власти не запляшет никогда, что "как у них" не будет никогда, что научно-техническое, социальное, цивилизационное отставание от (испытывающего очень серьезные проблемы) Запада будет только нарастать.

И это было бы еще полбеды. Катастрофа усугубляется тем, что как бы из ниоткуда возник непостижимый загадочный плещущийся на наших границах китайский Солярис, вставший в научно-технологическом развитии вровень с Западом, но не ставший Западом. Свершивший то, о чем грезила последние три века в разных своих ипостасях Россия.

Мир впервые становится по-настоящему биполярным. Проспавший высокомерно несколько веков научно-технической революции в Европе Китай возвращается на свое привычное место драйвера мировой цивилизации. 20 веков назад таковыми были Китай и Рим — почти ничего не знавшие друг о друге инопланетяне на одной планете.

Сегодня Китай и Запад сплетены вместе громадной взаимной торговлей и острым соперничеством на самых продвинутых технологических рубежах — 5G, 3D, AI, Quantum Computing, genetic engineering. Россия с ее фейковыми гибкими планшетками здесь просто не при делах.

Исторический мегапроект, на который она замахнулась, осуществила Другая цивилизация, имевшая на то, видимо, больше оснований, и Россия выпала из мировой истории.

Мобпартия, отражая фантомный запрос клептоэлиты на геополитическое "величие", уцепилась за последний оставшийся шанс реанимации национальной гордости элитных великороссов.

Ядерное оружие плюс непреклонная русская решимость применить его первыми для Победы над Западом — вот последний довод кооператива "Озеро".

Да, это глобальный ядерный терроризм. Хоть слово дико, но им ласкает слух оно. Социально близкие дилетанты аль Багдади, Машел, Насралла, Хаменеи и Ким Чен Ын скромно покуривают в сторонке.

Довод этот мобпартия предъявляет, разумеется, только одному из двух глобальных игроков — Западу. В отношении второго они даже помыслить нечто подобное никогда не осмелились бы. Россия обожает щелкать по носу западных "партнеров", научившись произносить это словечко со скрежетом зубовным, лавровским рыком и путинскими желвачками. Но все эти так ярко выраженные замечательные вторичные половые признаки куда-то исчезают, когда наши александры невские едут в Пекин проползать под ярмом и подписывать очередные кабальные соглашения. Эти стеснительные Красные Шапочки даже не отваживаются спросить у китайской бабушки, зачем у нее отросли такие большие зубы, оскаленные во всем своем блеске на учениях вдоль российской границы 2006, 2009, 2016 годов. А что касается повышения ставок, то это только перед гедонистическим и морально нестойким Западом Патрушев с Путиным могут трясти своими ядерными причиндалами. С Китаем такие понты не проходят. С Китаем все как раз с точностью до наоборот. Его большая даже чем российская готовность к жертвам позволила бы полуторамиллиардному государству самому повышать ставки в ядерном покере с Россией так высоко, что просто кончатся русские.

В Кремле это прекрасно понимают. Семидесятилетняя китайско-русская война, начавшаяся 19 декабря 1949 года историческим заявлением товарища Мао Цзэдуна на перроне Ярославского вокзала г. Москвы об аннулировании неравноправных договоров Китая с царской Россией, завершилась. В лучших традициях школы военного искусства Сун Цзы она прошла практически без обнажения меча (за исключением боев на Чженьбао дао в 1969 году). Россия потерпела в ней поражение. Пекин не настаивает пока на формальной капитуляции, поскольку действующая российская администрация активно, чистосердечно и плодотворно сотрудничает с державой-победительницей, способствуя планомерному освоению Поднебесной экономических ресурсов Сибири и Дальнего Востока (лес, вода, нефть, газ, руда).

Земли, принадлежавшие Срединной Империи согласно Нерчинскому контракту 1689 года, в любом случае будут юридически воссоединены с КНР. Остальные территории, входящие в зону жизненных интересов Китая, будут в той или иной форме институализированы как дружественные ему субъекты. Российская "элита" принимает как осознанную необходимость свое историософическое возвращение в родную гавань Золотой Орды и Империи династии Юань, где и сформировались ее традиционные духовные скрепы. Отсель теперь грозить мы будем надменному пиндосу: "Нас с великим Китаем 1,6 млрд человек".

"Священный Азиопский Союз императоров Ху и Пу — это союз кролика и удава, — лет пятнадцать назад предупреждал ваш покорный слуга. — Он неизбежно приведет к полной и окончательной Хуизации нашего маленького Пу и нас всех вместе с ним".

Блоковским скифам с раскосыми и жадными глазами всегда хотелось кокетливо попугать и пошантажировать Запад, повернувшись к нему своею "азиатской рожей". Постепенно маска (ничего, кстати, не имеющая общего с современной Азией) приросла, и никакой другой рожи у российской "элиты" не осталось.

Россия просто не заметила, как, отчаянно пытаясь собрать хоть каких-нибудь вассалов в своем ближнем зарубежье, сама превратились в ближнее зарубежье Китая.

Веками сменявшие друг друга мегаломанические идеологемы Третьего Рима, Третьего Интернационала, Русского Мира уступают в сознании российских правителей место иной геополитической установке — зацепиться за статус привилегированного вассала Поднебесной.

Об этом публично говорят очень редко. Тем более интересны два характерных высказывания двух известных экспертов по российско-китайским отношениям, ветеранов советской военной разведки. Один говорит лукаво и довольно осторожно, другой гораздо более откровенно.

"Мы не должны забывать, что уже были частью Великой азиатской империи в ХIII–ХV веках. Нас вначале убивали, а потом обложили данью, позволили иметь православие, князей и все, что угодно... И нам нужно очень серьезно потрудиться над тем, чтобы выстроить интеллектуально, по крайней мере для себя, такую модель отношений с Китаем, которая бы сохранила нас в своих собственных глазах и в глазах наших китайских партнеров как великую державу".

"Сегодня Россия в глазах Китая лишилась статуса, стала прислугой. Но если Россия постарается, она может стать старшей сестрой — это хороший статус. В китайском мире мать — это земля, отец — небо, все решают мужчины и братья, но старшая сестра олицетворяет мудрость. Даже если она пьяная, опустилась, о ней надо заботиться, ее огород надо вспахать, ее нельзя бросить. У нее интуиция и мудрость — и Россия может эту мудрость предъявить".

Итак, Россия должна постараться и потрудиться, чтобы получить некий спасающий лицо статус в отношениях с Китаем.

Полагаю, что в своем замысле Победы в Четвертой мировой войне мобпартия движима не только клокочущей ненавистью к Западу и стремлением тотально подчинить себе 140 миллионов расходного материала, внушив им победобесие live[2].

Не меньшую роль играет и амбициозная заявка на привилегированный вассальный статус в Великой азиатской империи, частью которой мы уже были, как деликатно напоминает нам полковник ГРУ Дмитрий Тренин. Статус опустившейся старшей сестры, предъявляющей мудрость, — это хороший статус, мягко убеждает нас другой настоящий полковник Андрей Девятов.

Действительно, в случае своей "Победы" над гедонистическим Западом мобпартия способна будет предъявить Великой азиатской империи удивительные дары своей "мудрости".

Отказ защищать страну НАТО от вторжения вежливых зеленых человечков будет означать для США не только их уход из Европы. И не только конец НАТО, но и конец США как мировой державы, более того, исчезновение самого политического понятия Запад.

США останутся заметным на мировой сцене кастрированным экономическим гигантом, но кто теперь сможет поверить их политическим гарантиям?

В образовавшемся геополитическом вакууме Китай беспрепятственно и демонстративно реализует в Азиатско-Тихоокеанском регионе те задачи, которые его лидеры оставляли поколению своих наследников (Тайвань, стратегические проливы, спорные острова, милитаризация искусственных островов). Другим языком заговорит он и в торговых переговорах с США.

В 1939 году со сталинских стапелей сошел ледокол "Адольф Гитлер" и приступил к реализации поставленной перед ним всемирно-исторической задачи — уничтожению демократического Запада. И в 1940 году ледокол был очень близок к выполнению своей миссии.

Сегодня в Москве и Пекине к демократическому Западу относятся примерно так же, как 80 лет назад к нему относились в Берлине и Москве, если не хуже.

Только на этот раз Москва видит себя не конечным бенефициаром проекта, а рабочим телом планировщика — атомным ледоколом "Владимир Путин", призванным морально и политически уничтожить Запад.

После того, как Старшая сестра так серьезно и продуктивно постарается и потрудится, о ней, как она надеется, по-братски позаботятся. Трудолюбивые китайцы будут вспахивать ее сибирский огород и наводить Порядок Неба в Едином государстве Великая Евразия — Третья Орда[3].

 

[1] Гингрич начал активно внушать Трампу эти мысли, дословно составляющие сердцевину путинского Плана Победы в 4-й мировой войне, еще в середине 2016 года. Он что, самый феерический в мировой истории полезный буржуазный идиот?! Между прочим, будучи спикером Палаты представителей, Гингрич активно выступал в 90-е за принятие в НАТО стран Восточной Европы и Прибалтики.

[2] Затмившее все прежние ежегодные припадки неистовое безумие 9 мая 2019 года носило характер массового психоделического тренинга.

[3] Третья после Империи Чингисхана и Социалистического лагеря Сталина.

Об авторе:

Андрей Пионтковский. Фото: www.pankisi.info

Андрей Пионтковский

Родился в 1940 в Москве. Окончил механико-математический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова в 1962 г. Кандидат физико-математических наук. Ведущий научный сотрудник Института системного анализа РАН. Автор более 100 статей и нескольких монографий по теории управления, глобальному модерированию, ядерной стратегии. В 1970-е годы занимался...