Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Трудное положение

Трудное положение

Юрий Самодуров: Разговор о тактике и стратегии протеста

13.08.2019 • Юрий Самодуров

Юрий Самодуров. Фото: svoboda.org

Олеся Панченко: "Юрий Самодуров, я поняла так, что ваше решение не выступать организатором митинга с предъявлением слишком радикальных требований объясняется тем, что в этом случае люди будут подвергаться большей опасности.

Это так?"

Олеся Панченко, нет, не так. На несогласованном шествии с менее радикальными требованиями все участники тоже, конечно, подвергаются опасности. Но если на удовлетворение радикальных требований заведомо нет надежды, то звать людей подвергнуться опасности ради таких требований я лично не хочу и не готов. Но я готов звать людей подвергнуться опасности, когда есть надежда на удовлетворение хотя бы минимальных требований, по идее приемлемых и для нас, и для властей и ведущих дело в правильном направлении. Т.е. принцип, который я для себя "открыл", поставив себя мысленно на место организатора, зовущего людей на заведомо опасную для них акцию, — не пропаганда неприемлемых сейчас для власти требований, т.е. не революционный путь, а реформистский, который можно охарактеризовать выражением — компромиссный мир лучше хорошей ссоры.

Лично сам могу (в зависимости от обстоятельств) участвовать и участвую иногда в несогласованных акциях с революционными требованиями. Но мне никогда не приходилось быть организатором несогласованных акций с такими требованиями. Но несколько несогласованных акций с выполнимыми требованиями я в свое время организовал. В общем, ответ на Ваш вопрос таков — в одном случае я несу ответственность только за себя и за свою жизнь, а в другом случае и за жизнь других и звать других рисковать свободой и жизнью (хотя они сами определяют, пойти или не пойти на риск) готов тогда, когда есть надежда на удовлетворение требований. На несогласованных акциях, на которых организаторы выдвигают требования важные, справедливые и нужные, но которые власти заведомо отвергнут, я, как участник, несу ответственность только за себя, но организатором таких акций быть не готов и не хочу.

Но я вижу и некоторое противоречие этого подхода. Дело в том, что на "согласованных", т.е. разрешенных, митингах, как, например, на проспекте Сахарова 20 июля и 10 августа, мне часто не хватает радикальности в выступлениях ораторов, и я упрекаю их за недостаточную смелость и радикальность выдвигаемых требований. Т.е. я считаю, что радикальные требования тоже должны звучать, но не в расчете на немедленное и быстрое согласие на них властей, а ради подготовки их принятия властями в будущем. И получается, что лучшее место для выдвижения таких требований организаторами — согласованные митинги. Что, конечно, спорно. Пожалуй, отвечая Вам, я также отвечаю и своим френдам, многие из которых (я не знаю точно, кто именно) мой подход к организации несогласованных акций, видимо, не одобряют.

P. S. Чтобы не было недоразумений. Я готов звать очень большое число — десятки тысяч — людей на мирное шествие по Тверской с уведомлением властей (что, конечно, совершенно законно, хотя власти это не признают и тоже двинут против нас ОМОН), если его подпишут вместе значительное число деятелей культуры, политиков, гражданских активистов, и тоже готов это уведомление подписать, если договориться выдвинуть на шествии требования, хотя бы немного продвигающие ситуацию вперед и на удовлетворение которых организаторы и участники шествия могут надеяться в предположении, что во власти тоже есть разумные люди и что мирный компромисс для них и для нас лучше хорошей ссоры. Таких компромиссных и минимальных требований сейчас, по-моему, два:

1) освобождение всех задержанных 27 июля и 3 августа участников мирных акций протеста и прекращение уголовных дел против них;

2) регистрация и внесение в бюллетени для голосования на выборах в Мосгордуму 8 сентября всех оппозиционных кандидатов, собравших и сдавших подписи и отвергнутых избиркомами.

Что касается предложения и требования пересмотра законодательства о выборах Госдумой, исключения или уменьшения барьера допуска кандидатов на выборы и других требований, в т.ч. сформулированных Явлинским в его восьми "требованиях", их, конечно же, нельзя забывать, и надо сразу сказать, может быть прямо в уведомлении о шествии, что мы продолжим добиваться мирным путем осуществления этих требований ПОСЛЕ ВЫБОРОВ В МОСГОРДУМУ 8 СЕНТЯБРЯ, НА КОТОРЫЕ МЫ ВСЕ ТРЕБУЕМ ДОПУСТИТЬ ОППОЗИЦИОННЫХ КАНДИДАТОВ.

Об авторе:

Юрий Самодуров

Юрий Вадимович Самодуров с конца 1980-х годов фигурировал в прессе как правозащитник. О более раннем периоде его жизни сведений в публичном доступе нет - известно лишь, что одна из его бабушек, Ольга Слиозберг, была репрессирована и впоследствии опубликовала лагерные воспоминания. В конце 80-х годов Самодуров, по некоторым сведениям...

Еще по теме:

Валентин Хохлов

Уроки революции, или кровь, пот и слезы

Юзеф Дуберман

Еще раз о государственной собственности