Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Несколько слов об Айя-Софии, Эрдогане и гениальном Мимаре Синане

Несколько слов об Айя-Софии, Эрдогане и гениальном Мимаре Синане

Юрий Самодуров: Какие же гады те, кто завоевали и разрушили Константинополь и эти мозаики!

13.07.2020 • Юрий Самодуров

Мечеть

Прочел страстную, продиктованную любовью, знаниями и чувством горечи статью Тамары Эйдельман "Памяти Айя-Софии", написанную в связи с тем, что Айя-Софию ЛИШИЛИ СТАТУСА МУЗЕЯ и вновь волюнтаристски, в чисто политических целях превращают в ДЕЙСТВУЮЩУЮ МЕЧЕТЬ. Как и Тамара Эйдельман, я надеюсь, что допуск посетителей (и мужчин, и женщин) в Айя-Софию будет прежним и свободным (хотя, конечно, появятся и ограничения на время религиозных служб), а самое главное — хочу верить, что СЛУЖИТЕЛЯМИ МЕЧЕТИ НЕ БУДЕТ НАНЕСЕН ВРЕД ОСТАТКАМ УКРАШАЮЩИХ СВ. СОФИЮ ДРЕВНИХ ВИЗАНТИЙСКИХ МОЗАИК, имеющих мировое культурное значение и находящихся под охраной ЮНЕСКО.

Поделюсь другим впечатлением от Св. Софии — где я был всего лишь раз в прошлом году, а также и от мечети Шех-заде, построенной Мимаром Синаном, одним из гениальных архитекторов мира (годы жизни: 1494-99 — 1588), создавшим главные прекрасные мечети в Стамбуле и в других городах Турции.

Так получилось, что наша гостиница, куда нас поселили в Стамбуле во второй половине дня, оказалась в 100 метрах от очень большой мечети. Поэтому на следующее утро, выйдя из гостиницы, я первым делом предложил своим спутницам (жене и двоюродной сестре) зайти и осмотреть её. После некоторых колебаний они согласились. Мы прошли в ворота ограды и, обойдя здание слева, вошли в главный вход (туфли оставили на ступенях, а мои спутницы повязали платки, как принято у нас делать при входе в христианские церкви).

Войдя в пространство под куполом, мы остановились и ахнули! И купол с изысканными изразцами, и само пространство были настолько гармоничными, прекрасными и воздушно-легкими, что первым ощущением было — "Это окно во Вселенную! ", а первыми словами, которые у меня невольно вырвались: "Мне не жаль, что турки завоевали Константинополь, раз они создали такую красоту!" Людей в мечети почти не было. Поперечник зала под куполом был метров сорок. Пол был покрыт ковром. Купол был украшен изысканными узорчатыми изразцами.

В следующие дни мы заходили в эту мечеть (или утром, или к вечеру) еще два раза, каждый раз не хотелось оттуда выходить, и я подолгу сидел в ней на ковре. При нас туда заходили туристы, но их было немного. Видел молодую иностранку в брюках и с непокрытой головой. Замечания ей никто не делал. Оказалось, что эта прекрасная мечеть носит имя и посвящена Шех-заде (одному из царевичей, так и не ставших султаном). Это была первая мечеть, построенная Мимаром Синаном в Стамбуле в 1543–1548 гг.

Св. София, когда мы пришли в нее на второй день нашего пребывания в Стамбуле, произвела впечатление, которое сейчас трудно воспроизвести. Но главное чувство при входе внутрь — ПРОСТРАНСТВО ЭТОГО ЦИКЛОПИЧЕСКОГО СООРУЖЕНИЯ (внутри ощущение его циклопичности намного острее, чем снаружи) настолько огромно, что не имеет отношения к человеку, а выражает и воплощает голое самоутверждение мощи государства, в общем-то не имеющее отношения ни к людям, ни к христианству.

Я пишу это потому, что первым чувством, когда мы вошли внутрь Св. Софии, было чувство ошеломления и ощущение того, что, прежде чем на что-то смотреть, нам необходимо просто привыкнуть и переварить совершенно невероятное по масштабу и несоразмерное ничему, что мы видели в жизни раньше, пространство, воплощающее абсолютную силу власти, в данном случае имперской власти Византии. Иными словами, создатели Св. Софии создали нечто принципиально несоразмерное человеку и абсолютно несоразмерное нам, посетителям Св. Софии.

Мы ходили туда-сюда, стояли и снова ходили внутри этого окружавшего нас зала с узкими окнами в стенах на уровне двадцати с лишним метров, с колоннами по углам, диаметром метра в три наверное, часа два и только потом, немного освоившись и привыкнув, почувствовали, что теперь в состоянии пойти посмотреть остатки знаменитых византийских фресок Св. Софии, находящиеся на хорах, куда и поднялись. Желания зайти в Св. Софию еще раз у нас не было, и не только из-за очереди и дорогого билета.

В завершение могу сказать, что, когда мы через два-три дня пришли осматривать вторую помимо Св. Софии из сохранившихся в Стамбуле древних византийских церквей с мозаиками, тоже очень долгое время служившую мечетью под именем "Карие Джами" (поэтому в ее главном зале в подкупольном пространстве все фрески были уничтожены) и, как и Айя-София, превращенную Ататюрком в музей, первыми вырвавшимися у меня непроизвольно словами, когда я увидел эти мозаики, было: "Какие же гады те, кто завоевали и разрушили Константинополь и эти мозаики!"

Как бы то ни было, Стамбул настолько хорош, в нем настолько свободно и хорошо себя чувствуешь, что, проведя в нем восемь дней, мы мечтаем побывать в нем еще раз. И, конечно же, теперь уже из принципа постараемся посетить Айя-Софию, вновь превращенную Эрдоганом в мечеть. Но как бы Эрдоган ни старался этим чисто популистским актом укрепить свое положение и насильственно сдвинуть Турцию в направлении от светского государства к исламистскому, он не оставит после себя ничего близкого тому, что создал гениальный Мимар Синан в эпоху правления и при поддержке великого султана Сулеймана (1495–1566).

Об авторе:

Юрий Самодуров

Юрий Вадимович Самодуров с конца 1980-х годов фигурировал в прессе как правозащитник. О более раннем периоде его жизни сведений в публичном доступе нет - известно лишь, что одна из его бабушек, Ольга Слиозберг, была репрессирована и впоследствии опубликовала лагерные воспоминания. В конце 80-х годов Самодуров, по некоторым сведениям...

Еще по теме:

Игорь Чубайс

За солидарность с белорусской революцией!