Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Может быть, пора "упереться"?

Может быть, пора "упереться"?

Юрий Самодуров: В политике иметь возможность сражаться за правое дело представляет большую ценность не только для сражающихся

25.07.2020 • Юрий Самодуров

Юрий Самодуров. Фото: svoboda.org

13–15 сентября, как сообщила глава ЦИК Элла Памфилова, намечены выборы в региональные парламенты 11 субъектов федерации и выборы глав 20 регионов.

И оппозиционным политикам, и политическим партиям, а более всего обществу на выборах важна политическая точка упора федерального уровня, а не движущаяся под ногами дорожка политического тренажера, по которой сколько ни беги, остаешься на том же месте.

Общезначимой точки роста и упора, соответствующей политическому строю страны, состоянию власти и настроению значительного числа граждан, у оппозиции на федеральном уровне, мне кажется, сегодня нет.

Мы видим и радуемся, что десятки тысяч людей внезапно и неожиданно для всех, кто об этом говорит, пишет, читает, "упёрлись" и выходят в Хабаровске на стихийные массовые многодневные митинги протеста, требуя освободить и вернуть в Хабаровской край избранного губернатора Фургала, и не соглашаются признать и принимать назначенного Путиным вместо Фургала чиновника из Москвы.

Но ждать повсеместной поддержки в стране оппозицией требования хабаровчан не приходится, потому что до начала протестов о губернаторе Фургале в обществе, в общем-то, не слышали и не знали, а для руководства "Яблока" и ПАРНАСа Фургал, как лдпровец, чуждый человек.

Тем не менее законный и мирный способ прекратить "ходьбу на месте" на предстоящих 13–15 сентября выборах в региональные парламенты и, главное, не только на выборах, по-моему, существует.

Вспомним резонансные события последних трех лет:

— повышение в 2018 году пенсионного возраста (референдума по этому вопросу власти не проводили, решение Путина и правительства о повышении пенсионного возраста узаконили и навязали гражданам России силами "ручной" Госдумы и "ручного" Совета Федерации);

— выборы в Мосгордуму в 2019 году, сопровождавшиеся массовыми мирными несанкционированными акциями протеста из-за циничного отказа в регистрации оппозиционных кандидатов, собравших требуемое законом число подписей граждан. Акции вылились в задержания десятков участников протестов. Были возбуждены уголовные дела, и последовали демонстративно жестокие и несправедливые приговоры судов двенадцати (возможно, я неточно подсчитал) участникам несанкционированных демонстраций, обвиненным в применении "насилия" к полицейским (действия приговоренных московскими судьями к лишению свободы на сроки от двух до четырех лет людей заключались в попытке не дать полицейским избивать участников демонстрации, в брошенной в сторону полицейских пластиковой бутылке и т.п.). Или, как в случае с Константином Котовым, в применении принятого Госдумой нового закона о "третьем административном правонарушении", за которое можно теперь посадить в лагерь любого протестанта, за которым такие "нарушения" числятся. Эти судебные процессы стали называть "московским делом";

— внесение в 2020 году невероятных "поправок" в Конституцию. Поправки невероятным образом "обнулили" предшествующие 20 лет нахождения Путина у власти и дали ему право и возможность избираться президентом еще дважды, на 12 лет, одновременно с нормой о том, что занимать должность президента можно не более двух раз (!). Внесенные в Конституцию изменения наделили Путина новыми огромными полномочиями — теперь он получил право выбора и назначения председателя и заместителей председателя Конституционного, Верховного, Арбитражного судов, заместителей председателя Генпрокурора, главных прокуроров регионов и т.д. Эти изменения Конституции приняты не на референдуме, а "странным" голосованием.

За более чем двести самых разнородных "поправок" было предложено проголосовать разом, одним пакетом. Голосование проходило целую неделю и не только на избирательных участках (!), наблюдатели от партий и журналисты на участки не допускались. При этом несколько недель по всем федеральным каналам телевидения граждан призывали участвовать в "странном" голосовании. Принципиальным противникам процедуры пакетного голосования, "обнуления" президентского срока Путина и ряда других изменений Конституции слова на телевидении не дали. Проведение митингов протеста против поправок в Москве не разрешили (не знаю, как в других городах);

— огромное число расследований "Фонда борьбы с коррупцией" и публикаций Алексея Навального о сомнительного происхождения огромных доходах высокопоставленных представителей власти начиная от министров и депутатов до мэров. Самый последний случай такого расследование — миллиардные доходы неизвестного происхождения и незадекларированная недвижимость Юрия Трутнева, полпреда президента на Дальнем Востоке (по мнению Навального, именно Трутнев добился ареста хабаровского губернатора Сергея Фургала);

— в стране в последние три года было много других резонансных политических событий. Была активная борьба журналистов, правозащитников, адвокатов против арестов и судов над Олегом Сенцовым, Павлом Устиновым, Иваном Голуновым, Константином Котовым, Светланой Прокопьевой, Юрием Дмитриевым, над молодыми людьми, арестованными по делу "Нового величия" и "Сети" в результате полицейских провокаций, некоторые из них, как выяснилось, подвергались пыткам. Во всех этих случаях действия следствия, прокуратуры и суда подвергались резкой критике юристов, адвокатов, правозащитников, журналистов, коллег подсудимых по цеху. Как и что можно говорить о доверии руководству Следственного комитета, Генпрокуратуры и судебной системы, если список лиц, признанных правозащитным центром "Мемориал" в нашей стране политзаключенными, насчитывает сегодня несколько десятков имен!

Может быть, оппозиционным партиям и оппозиционным кандидатам, планирующим принять участие в сентябре в выборах глав регионов и региональных парламентов, в связи с перечисленными фактами пришла пора "упереться", а затем наступить и ударить в политическую чувствительную точку путинского режима?

Мы знаем, что Путин несколько раз издавал указы, в которых сообщалось, что он отправляет в отставку того или иного губернатора в связи с тем, что тот утратил его доверие...

Не настала ли пора оппозиционным политикам и партиям заявить во время кампании выборов глав регионов и депутатов региональных парламентов в сентябре 2020 года (а можно и не дожидаясь ее) о своем недоверии президенту Путину, Администрации президента, действующему составу Госдумы, Совета Федерации, руководству Генеральной прокуратуры, Следственного комитета, ФСБ и ЦИК в связи с теми действиями, которые перечислены выше?

Такого рода давление на власть, как публичный отказ ей в доверии, по-моему, может послужить катализатором и "точкой роста" численности и активности как самих партий, так и прекращения общественного застоя, т.к. политическая инициатива все последние годы находится в общем-то в руках власти.

Одно дело — критика власти оппозиционными политическими партиями — пусть самая нелицеприятная, совсем другое — публичный отказ ей в доверии. Отказ в доверии означает политический разрыв. Тех, кому мы публично отказываем в доверии, мы не просто критикуем, мы требуем их отставки и ухода с должности.

Не знаю, можно ли пытаться с такой политической позицией зарегистрироваться кандидатом на выборах губернаторов? А вот кандидатом в члены регионального парламента зарегистрироваться и даже выиграть выборы с такой политической позицией, дополняя ее предложениями по решению местных экономических и иных региональных проблем, наверное, можно[1].

Открыто заявив о недоверии к Путину и ряду органов власти, лидеры "Яблока" и ПАРНАСа выскажут то, что думает гораздо больше людей, чем число членов "Яблока" и ПАРНАСа. Когда-то по пути фактического объявления и публичного выражения недоверия противникам Горбачева в ЦК, а затем публичного выражения недоверия уже самому союзному центру и Горбачеву, поддержав Ельцина, фактически пошла "Демроссия", и мы помним, какой мощной политической силой она, возможно благодаря и этому тоже, какое-то время была.

Мне кажется, что если "Яблоко" и ПАРНАС не заявят о своем недоверии Путину и центральным органам власти, в будущем это сделают какие-нибудь другие политики и партии вместо них.

Поскольку я не являюсь членом ни одной политической партии, я не знаю — могут ли лидеры партий и сами партии "in corpore" публично заявлять о недоверии Путину, руководству Генпрокуратуры, ФСБ и т.д., чем они рискуют и что такое заявление для партии может повлечь и означает.

Я имею право и могу только предложить этот вопрос для обсуждения. Думаю, что в таком заявлении для партии и ее руководства есть, конечно, риск. Но я не вижу, как еще демократическая и либеральная партии (соответственно "Яблоко" и ПАРНАС) могут продолжить действовать в качестве оппозиции на федеральном уровне?

Мне кажется, без заявления о недоверии Путину и руководству федеральных органов власти у оппозиционных партий остается только возможность "малых дел" в муниципалитетах, хотя и это, когда у партии есть такие городские депутаты, как Борис Вишневский, очень важно и нужно! Но в том, что касается федеральной политики, все оппозиционные партии сегодня, включая "Яблоко", ПАРНАС, а также думских коммунистов во главе с Зюгановым, "социалистов" во главе с Мироновым и ЛДПР во главе с Жириновским, давно демонстрируют политический бег на месте от выборов до выборов на бегущей дорожке.

Конечно, мое предложение похоже на совет: "Главное — ввязаться в сражение, а там посмотрим", но в политике иметь возможность сражаться за правое дело представляет большую ценность не только для сражающихся. Об этом говорит пример Хабаровска. Демонстрации хабаровчан в поддержку арестованного и снятого Путиным губернатора, за которого они голосовали, и неприятие ими назначенца Кремля имеют значение не только для Хабаровска. За этой борьбой с волнением и сочувствием наблюдает вся страна.

 

[1] Участвовать в выборах, объявив о недоверии ЦИК во главе с Эллой Памфиловой, я думаю, все-таки можно, поскольку обеспечить честный подсчет голосов в принципе могут наблюдатели "Голоса" и наблюдатели на участках из числа сторонников оппозиции.

Об авторе:

Юрий Самодуров

Юрий Вадимович Самодуров с конца 1980-х годов фигурировал в прессе как правозащитник. О более раннем периоде его жизни сведений в публичном доступе нет - известно лишь, что одна из его бабушек, Ольга Слиозберг, была репрессирована и впоследствии опубликовала лагерные воспоминания. В конце 80-х годов Самодуров, по некоторым сведениям...

Еще по теме:

Игорь Чубайс

За солидарность с белорусской революцией!