Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Ошибки общие и частные

Ошибки общие и частные

Евгений Ихлов: Наверное, это агония

13.04.2017 • Евгений Ихлов

Евгений Ихлов. Фото: facebook.com/ihlov.evgenij

Трогательные рассуждения госпожи Кириленко (глядя из Парижа) о судьбах отечественной демократии чуть не заставили меня всплакнуть: ну, не хотят они — демократы — добиваться "институциональных изменений", вот незадача-то... От этого и "крокодил не ловится, не растёт кокос"...

Но сперва грубые фактические неточности. Никаких 2 млн подписей уже 5 лет собирать не надо и не на что жаловаться в ЕСПЧ. Регистрация партии на выборах — 200 тыс. подписей, или 3%-барьер, или 1 региональный депутат (а не 500 подписей мэров и депутатов как во французском примере), регистрация кандидата в президенты — 300 тыс. подписей, регистрация партии — 500 членов в 44 (кажется) регионах. Казалось бы, избирайся не хочу. Но все понимают, что подписи собрать не дадут (если не будет указания, как в июне 2013 года с Навальным), а зарегистрируют — ты получишь тот процент, который тебе разрешат. Борзому ПАРНАСу (Анастасией упомянутому) — меньше процента, ЯБЛОКу — на Путина "порожняк не гнавшему" — целых почти два... И вот изменение этого и есть "институциональные изменения". Вот в СССР была одна партия, а потом стало много, и попытка объявить себя оппозиционером стала приводить в представительную власть, а не в политзону Пермь-36 или в дурку. Но для этого на улицы должны были выходить десятки и сотни тысяч демонстрантов. В результате чего и свершились институциональные изменения... Только для их закрепления пришлось ещё раз выйти на улицу — навстречу танкам. И ещё раз — когда танки опоздали.

Я всё время сравниваю российскую праводемократическую оппозицию с западными и русскими социалистами (леводемократами) 80-90-годов XIX века. В смысле антисистемности, несправедливым гонениям со стороны властей и огромному пути к политической респектабельности. И через четверть века они своего добились — стали парламентскими партиями, а ещё через четверть века — и правительственными. Но за последнее им пришлось заплатить и согласием с колониальными империями и колониальными войнами, и согласием с сохранением олигархической системы власти в своих странах. Так что их демократический социализм превратился в "демократический собес".

Только одна разница — Западная Европа, Северная Америка и Российская империя были в годы смены веков на подъёме. У современной Эрэфии нет впереди четверти века мирной политической эволюции. Как не было их у СССР к началу перестройки. Режим, за три года ввергший страну в две войны и в международную изоляцию, прогноз на двадцать лет экономической стагнации (за который на самом деле и посадили Улюкаева), обвальный рост эмиграции среднего класса, превращение выборов во всем понятную начальственную игру, вызывающую лишь отчуждение (что отметили опросы "Левада-центра") — это очень знакомые по 70-м годам симптомы нарастающего социального некроза.

У страны нет не только 20 лет на эволюцию институтов, нет и 5-8, о которых пишет (по версии Анастасии Кириленко) "нетерпеливый" Ходорковский.

Это как во время реформ 80-90-х, когда всё время приговаривали — если бы начали в 60-е, было бы куда легче проводить и в куда более мягком режиме. Абсолютно мирного оппозиционера Вячеслава Мальцева штурмуют автоматчики. Школьников хватают за "переход памятника Пушкину в неположенном месте". Новый путинский представитель в ООН орёт на британского дипломата, как прокурор Вышинский на подсудимого Бухарина. Наверное, это агония. По крайней мере предыдущая выглядела именно так. Только там был маршал Огарков. Вместо Конашенкова.

Поэтому есть два сценария:

1. Миллионная демонстрация протеста в столице вынуждает правителя бежать, и создаётся временное революционное правительство, или

2. За 20 лет (4 каденции) объединившиеся демократы наконец получают разрешение вернуть себе статус и размеры фракции партии "ЯБЛОКО" в 1993-2003 годах, и своим благородными призывами и гениальными законопроектами так очаровывают остальные партии и администрацию, что их инициативы поддерживают, представителей — берут в правительство, и жизнь не спеша, но основательно улучшается.

Первый мне кажется вероятней...

Об авторе:

Евгений Ихлов

Эксперт "Движения за права человека", активный участник постперестроечного политического движения. Родился в 1959 году. Учился в Московском гидромелиоративном институте, но не закончил его. С 1976 года - сотрудник ВИНИТИ АН СССР. С 1990 года — активист Союза конституционных демократов. В начале 90-х активно участовал в...