Все блоги

Главная // Все блоги // Невозможное?! Возможно!

Невозможное?! Возможно!

Егор Седов: В бывшей "незагранице" конкурентные выборы

27.06.2017 • Егор Седов

Будущее Монголии. Фото: stat.gogo.mn

У нас иногда очень любят повздыхать об "азиатчине", о "неготовом для свободы" народе. О веках имперства, несвободы, крепостничества, которые, мол, и определили сегодняшнюю ситуацию. Из которой, конечно, выхода не будет никогда — а если и будет, то что с того толку, все равно ведь не доживем...

Чтобы показать, что все не так, стоило бы посмотреть на страны, которые в пример, как правило, не приводятся. Мы о них вообще не слишком часто вспоминаем. И совершенно напрасно.

Вообразите себе государство, возникшее из союза племен — и стремительно расширившееся до огромной империи (кстати, самой крупной по территории — даже СССР был меньше). Естественно, вся жизнь такой империи была подчинена жесточайшему милитаристскому кодексу, иного быть просто не могло.

Чингисхан

Судьба таких империй предопределена: рано или поздно (а скорее рано) происходит распад. Что, собственно, и случилось. Последовали длительные междоусобные войны между правителями. А потом и вовсе — на века — страна оказалась в положении колонии одного из завоеванных когда-то народов. (А с севера к ней приглядывались другие когда-то завоеванные).

К ХХ веку страна подошла с полностью неграмотным (за исключением духовенства) и невероятно архаичным населением. Но тут у колонизаторов случились свои трудности, можно было провозгласить независимость с духовным лидером во главе, что, разумеется, сильно поспособствовало развитию системы чинов и орденов, но мало изменило положение народа.

А тут у северных соседей случилась революция. Гражданская война затронула и эту страну, где быстро нашлись последователи коммунистов (в свое время большая делегация даже посетила Ленина в Москве — опыт перенимать). Как ни странно, в основном из образованного сословия — из духовенства или из тех, кто с духовенством порвал. (Кто не порвал, тех порвали — и очень скоро).

Монгольские "ходоки" у Ленина. Большая часть делегации была впоследствии репрессирована. На картине — иллюстрация диалога культур: Ленин готовится к горячему пролетарскому рукопожатию, ему же в знак почтения и благопожелания протягивают белый шарф — "хадак"

Строительство социализма сопровождалось... Как бы получше объяснить? Вообразим, что 1937-й год длился там постоянно — с середины 20-х. Большинство биографий премьеров и прочих коммунистических (точнее — "народно-революционных") правителей очень коротки и похожи: интриговал против такого-то, добился его расстрела как контрреволюционера, занял пост, вскоре был расстрелян сам...

В верхнем ряду самая распространенная причина смерти — расстрел

Все осложнилось гонениями на духовенство и народным восстанием — фактически полноценной гражданской войной (к повстанцам, обозленным на коллективизацию, примкнули даже некоторые провинциальные коммунисты). 

Поскольку в лояльности армии были некоторые сомнения, подавляли мятеж "ихтамнеты" северного соседа (страна, кстати, к тому времени уже именовалась "народной республикой"). Если кто-то думает, что "ихтамнеты" — это "достижение" нынешнего времени, то вот цитата Сталина: "Помощь наших хорошо замаскированных войск можно будет провести одновременно и незаметным образом".

К 1937-му у власти оказался... Опять же, вообразим, что история пошла не так, что в 37-м в СССР первым лицом стал Ежов. Пожалуй, это будет наилучшим аналогом того, что там творилось (у этого, правда, вместо "ежовых рукавиц" было прозвище "Волк"). Разумеется, был культ личности. Разумеется, полным ходом шли репрессии. Некоторых, как свергнутого предыдущего лидера (в числе прочего ему ставили в вину и почитание Будды, и желание прекратить репрессии против духовенства), судили не у себя, а отправляли на расправу в Москву.

Хорлогийн Чойбалсан до того, как стать единственным "вождем", возглавлял МВД. Ну, или Министерство пыток и расстрелов

А потом, незадолго до смерти Сталина, вождь умер. Так что следующий спокойно скопировал и ХХ съезд, и доклад о культе личности.

Этот Хрущевым не был и судьбу его не разделил — по крайней мере, до тех пор, пока не пережил своего московского друга Брежнева. Собственно, аналогом Брежнева он и был.

Маршал Юмжагийн Цэдэнбал — большой друг маршала Брежнева

Дальше началась череда правлений, потом "перестройка", наступление 90-х.

И вот что с такой страной, обладающей такой историей, могло стать? Ну, мы же все это видели: у власти под новым названием остаются те же коммунисты, появляется лидер — "баши", полная несменяемость, культ личности, деградация, посадки немногочисленных диссидентов (а еще больше бежит куда глаза глядят, но лучше не в Москву — как бы обратно не выдали...)

А вот ничего подобного!

Начались митинги за демократизацию — ровно такие, как по всей Восточной Европе. Правда, коммунисты (отказавшиеся от идеологии) у власти остались — но появилась многопартийность. Не без трудностей, но оформилась президентско-парламентская республика.

С той поры было всё. Был свой Немцов — лидер демократических сил, погибший за несколько дней до вступления на пост премьера. (Кстати, убийство и до сих пор не раскрыто). Была неудачная попытка "бархатной революции", обернувшаяся кровью. Был приход к власти демократов. Были неудачи в экономике — но были и относительные успехи.

Санжаасурэнгийн Зориг — лидер демократического движения, убитый в конце 90-х

И вот теперь мы видим сообщения: в стране, о которой в СССР шутили по поводу "незаграницы", состоялись конкурентные президентские выборы. Причем такие, что приходится проводить второй тур, а результаты совершенно неясны (даже во Франции предсказать Макрона было проще). Притом соревноваться будут представители демократических сил.

А к чему все это я?

А к тому, что ныть не надо. Списывать на историю (тем более — на "плохой народ") собственные неудачи — не надо. Говорить, что кто-то там "не готов для свободы" и "все равно ничего не получится" — не надо. И тем более не надо, критикуя (соглашусь, иногда и справедливо) лидеров, которые что-то пытаются сделать, забывать о собственных "тактических шагах", которые и привели к тому, что есть сейчас. Лучше здраво поработать над ошибками.

Пожалуй, соглашусь с последним высказыванием политолога Екатерины Шульман:

"Надо как-нибудь отдельно про Монголию написать, специально для любителей рассуждать о "менталитете" и азиятчине, а также о национальных традициях и травке, которую надо триста лет стричь. Достали со своей травкой. Демократия — для всех, а права нужны не через триста лет, а сейчас. А никакого менталитета, товарищи, не существует. Гагарин в космос летал, менталитета не видел. Токсинов и шлаков тоже не существует, кстати. И геополитики".

В конце концов люди достаточно одинаковы — что в Монголии, что у нас, что где-то еще. Если у монголов получилась — методом проб и ошибок — построить работающую демократию, то и у нас она непременно будет.

Об авторе:

Егор Седов