Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // О правозащите хорошей и разной

О правозащите хорошей и разной

Евгений Ихлов: Как можно было не сказать ни слова про президентскую кампанию?!

30.11.2017 • Евгений Ихлов

Евгений Ихлов. Фото: Е. Ихлов

26-27 ноября в Москве, в отеле "Космос" прошёл Всероссийский съезд в защиту прав человека. Это был первый за несколько лет представительный форум правозащитных организаций и инициативных активистских групп, собравшийся сам, а не под эгидой Кудрина (тот своих собрал накануне).

Это было очень важное событие, поскольку оно представило широкую палитру своеобразных наказов от либерально-западнического сегмента гражданского общества. Теперь и демократическая оппозиция имеет заготовку для программы, и революционная демократическая власть получит довольно разработанную основу для своих декретов.

Но для дальнейшего обсуждения темы я вынужден сделать два лирических отступления.

Первое. Я полагаю, что само понятие "права человека" – это искусственное объединение двух-трёх совершенно различных понятий, имеющих несовпадающую онтологическую природу. Это – демократические принципы, и это – гуманистические принципы.

Демократия в данном случае – это совершенно не народовластие, чем оно считается сейчас, и не власть гражданского общества, чем она была со времён античности и даже архаики – вплоть до 1848 года, когда западные социумы устремились ко всеобщей анонимной подаче голосов и массовому партийному парламентаризму, это – признание социальной субъектности каждого. Каждого имеющего право не только на независимый внесословный суд, но и участие в нём – и как присяжный и как избирающий судей и прокуроров. Имеющего право на различные свободы и на равенство перед законом, принимаемого только и исключительно его представителями...

При этом понималось, что демократия и её следствия могут быть жестоки, даже безжалостны, требуя от индивидуума и от групп ответственности за сделанный ими выбор.

Среди демократических прав выделяются неписаные, "естественные", которые вне их кодификации освещены многовековой традицией западной цивилизации, включая в неё и библейскую традицию.

Это – право на сопротивление тирании и захвату (право на восстание и право на тираномахию), право народа на свою страну, право на традицию (на защиту от разрушения идентичности) и право на свободное формирование мировоззрения, включающее возможность свободного ознакомления с философиями, знаниями и вероучениями и их обсуждения.

Совсем иное – это принципы гуманистические: законы войны, социальное законодательство. Тут индивид и группы уже выступают не как субъекты (акторы), но как объекты социальной защиты и попечения.

Как и все доктрины, доктрина прав человека – диалектический синтез двух смертельных врагов – реформаторско-протестантского учения о свободе духовного выбора и критики, в сочетании с принятием необходимости расплаты за ошибку; и контрреформаторско-католических учений о верховенстве воли церковного народа над властью суверена (монарха, князя) и о долге опеки социально слабых.

Если говорить о сущности гуманистической составляющей прав человека, то лучше всего о ней сказал мне много лет назад Сергей Адамович Ковалёв, биолог по образованию и профессии. Это было накануне предыдущего, также весьма и весьма представительного правозащитного собрания, и я навестил его в больнице, чтобы взять подготовленное им выступление.

"Предел, к которому стремится соблюдение прав человека – это полный отказ от идеи дарвиновской внутривидовой конкуренции", очень чётко сформулировал он.

То самое библейское: подставь другую щёку, отдай судящемуся с тобой за плащ и рубашку, оставь в саду и на краю поля часть урожая – для бродяг и бедняков, возвращай отданную в залог землю...

Затем это нашло отражение и в коммуно-утопическом идеале: юноши должны соревноваться перед барышнями не самцовской удалью или яркостью "оперения" (навороченностью нарядов и гаджетов, крутизной тачки), а личными добродетелями, скромностью, аккуратностью...

Никакого "падающего – подтолкни", напротив, подхвати и посади на своё место.

Данная позиция полностью противоречит антично-олимпийской идеи честной соревновательности, позднее ставшей краеугольной основой современной либеральной демократии, при которой идеал политики и бизнеса – это соревнование джентльменов, принципы которых усваиваются в университетских спортивных командах.

Однако она прямо следует из библейского учения пророков о социальной справедливости.

Разумеется, "отключить" внутривидовую конкуренцию, тем более, заменить её поддержкой аутсайдеров, в нормальном социуме невозможно. Но такая позиция формирует своеобразный социальный Полюс тепла, противоположный Полюсу холоду – законам социальной конкуренции.

Любая культурная система биполярна, поэтому в обществе всегда формируется два антагонистических моральных, именно моральных (потому что принцип, согласно которому лавровые венки справедливо увенчивают победителя, нельзя назвать аморальным) полюса. Реальность же всегда колеблется между полюсами.

И тут мы вновь подошли к Правозащитному съезду. Когда в стране война, то главная тема для правозащитников – именно она.

Когда в стране диктатура и идут расправы над инакомыслящими – главная тема – именно это (не исключая темы войны).

Если диктатура (или деспотия) мимикрирует под демократию, и во время выборов создают видимость политической свободы, то отношение к этой мимикрии и тем возможностям которые она создаёт для выражения позиции – то это очень важная тема для правозащитников.

И всё перечисленное – совершенно не "политизация", как в очередной раз пропищали "ручные правозащитники", критикуя "космический съезд", потому что политизация – это использование политических прав, а требование наличия самого политического права (а не политических льгот) – это и есть самая рафинированная правозащита.

Надо отдать должное Правозащитному съезду – о полицейских политико-идеологических репрессиях и их нормативном обеспечении он выразился весьма определённо. Госполитика была даже названа "экстремизмом". А насчёт государственной "пропаганды ненависти" – так была даже учреждена антипремия "имени Юлиуса Штрейхера". Лёгкий намёк, что после победы "мы будем немножко вешать и немножко расстреливать"...

И о самых бессовестных методах избирательного жульничества было сказано достаточно однозначно.

Осталось только ещё немного договорить. Публично осудить не только "Центр "Э", но и агрессию против Украины и вмешательство в гражданскую войну в Сирии на стороне совершенно людоедского режима, использующего оружие массового поражения – смертоносные газы и "бочковые" (шрапнельные) бомбы. Осудить использование на этих войнах запрещённого российским законом наёмничество. Осудить стратосферные (т.е. слепые) ковровые бомбардировки. Высказаться по ситуации с Крымом, Грузией и Молдовой.

Я плохо представляю себе французский правозащитников 1960 года, не делающих заявлений по поводу Алжира. Даже в духе "Лиги прав человека" – дать алжирцам всю полноту прав французских граждан и тем удержать, не отдавать их левым террористам из партизанского движения.

Или американских правозащитников полувековой давности, не принимающих заявления по войне в Индокитае.

Как можно было не сказать ни слова про президентскую кампанию?! Про изначальную нелегитимность её итогов в условиях нынешнего подавления демократии.

Про вопиющую незаконность отказа в регистрации Навального – в результате двух сфальсифицированных судебных процессов (что зафиксировано Страсбургом).

Даже не попытавшись публично предложить демократическим кандидатам свои позиции в качестве наказа (как это сделала правозащитная конференция в июне 2003 года, обратившаяся к Немцову и Явлинскому).

Но мне понятно такое поведение. На "космическом съезде" было много правозащитных попутчиков – дальнобойщики, русскоязычные переселенцы, ипотечники, дольщики, фермеры... Для них статусные правозащитники – "ночная власть" (как партизаны). Власти их ругают, но считается. В Кремле принимают... Такая вот "крестьянская хитрость" – надавить на "дневное" начальство угрозой поддержать "ночное". Вдруг что-то да обломится. Вот дольщики пришли к борцам с реновацией и через полгода получили обещание что им что-то выделят... Так в 1994 году пугали ельцинских либералов – не примите те и эти решения – проголосуем за Жириновского. И напугали в итоге до похода на Грозный... Дескать, перепатриотим, вымоем солдатские сапоги – пусть не в Индийском океане, но в Тереке и Сунже...

По центру "Э" с активистскими группами консенсус есть – вот, сволочи, привлекают русских людей за то, что те открыто пишут, что думают о мусульманах и кавказцах...

Недавно мол опять палачи и сатрапы посадили русского патриота (не расиста!), который в знак протеста против режима хотел взорвать Новгородский кремль, а перед выходом из колонии вновь призвал к священной борьбе.

А вот по Крыму и Путину консенсуса – нет. Потому что "эшники" – это "перегибы", а Путин – основа основ. Запишет во враги окончательно – и никакой помощи дольщикам и фермерам не будет. Но ведь выборы – это раз в 5-6 лет такое, "сатурналии", приход зубной феи на деревенскую свадьбу... Упустишь окно возможности – и "осторожно, двери закрываются"...

И никто не скажет, что выдвижение администрацией президента псевдооппозиционеров на выборах – это и есть самое безбожное нарушение демократических свобод, а вот проблемы социальных групп – совсем нет.

Точнее, так их проблемы – следствие нарушения двух базовых свобод – свободных выборов, дающих возможность наполнять парламенты адекватными законодателями, и наличия независимого правосудия, обеспечивающего надёжную защиту законных интересов.

Поелику, проигрыш в лотерею – не нарушение прав. Ипотечники, получавшие в долларах и евро, рассчитали что валютная ипотека выгодней, а про то, что их кумир Путин внешнеполитическим авантюризмом обрушит рубль, они не думали также, как не думали немцы, что вслед за вывезенным из Парижа сырами прилетят английские бомбардировщики. Дольщики, недорого закупавшие квартиры на стадии котлована, не думали, что устроенная Путиным монополизация экономики приведёт к быстрому росту цен, сделавшему невозможным завершение строительства на первоначально собранные капиталы, а коррупция сделает невозможным контроль над бизнесом с точки зрения выполнения застройщиком своих обязательств. Но эти движения шумны и настойчивы. И глупо их отталкивать "правозащитным фундаментализмом". Тем более напоминать, что квартиры дольщикам и ипотечникам могут дать только за счёт муниципальных очередников. Хотя "саудовский вариант" пополнения казны мне даже чем-то нравится...

На выборы же всем плевать (ведь "Россия – всегда была монархией"), а война в Сирии интересует только финансовой стороной. Да, и тут не успели поднять тему, как уже вроде обещали свернуться – за полной викторией...

Так что, теплее... теплее... ещё теплее... И все 10 декабря на марш в защиту прав человека (там где мэрия укажет) – во главе со штабом Ксении Собчак...

Об авторе:

Евгений Ихлов

Эксперт "Движения за права человека", активный участник постперестроечного политического движения. Родился в 1959 году. Учился в Московском гидромелиоративном институте, но не закончил его. С 1976 года - сотрудник ВИНИТИ АН СССР. С 1990 года — активист Союза конституционных демократов. В начале 90-х активно участовал в...