Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Законы политической борьбы в антимире

Законы политической борьбы в антимире

Евгений Ихлов: Нельзя уговаривать объединяться

28.07.2018 • Евгений Ихлов

Евгений Ихлов. Фото из архива Е.Ихлова

Евгений Ихлов

 

Периодически вспоминаю старый (очень старый — времён всеобщего интереса к открытиям в теоретической физике) анекдот про кошмарный сон юдофоба: что попадает он в антивселенную, на антипланету, на антиконтинент, в антистрану, в антигород... идёт по антиулицам, заходит в антидом, бродит по антиэтажам, и в какую антикомнату не заглянет — там антисемит с антипейсами... и просыпается в ужасе в описанной койке...

Приблизительно так я воспринимаю отечественный политикум. Именно как "попаданец" в антимир, где действуют совсем иные свойства времени и пространства, обратные нормальным.

Поэтому свои политические анализы (и вытекающие из них рекомендации акторам общественно-политической жизни) я пытаюсь делать именно, исходя из "перевёрнутости" закономерностей, обычных для канонической действительности.

Например, идея превратить ближайшие "выборы", которые случатся через 6 недель в референдум об отношении к правительству и последним реформам (пенсионная, налоговая...) — была бы замечательная. При одном условии — если бы партии власти противостояла бы объединённая левоцентристская антиавторитарная коалиция: Народные фронты 30-х годов в Западной Европе и 80-х годов в СССР, "Широкий фронт" в Латинской Америке...

Однако у нас это принципиально невозможно, потому что финансируемый государством партии почти полностью контролируемы властью и рассматривают соседей по идеологическому кластеру именно как злейшего и опаснейшего конкурента. Всё по Дарвину — внутривидовой отбор более жестокий и функционально важный, нежели межвидовой. Такой механизм политической эволюции исторически очень полезен, но приносит результаты в длительной перспективе.

Например, ожесточённейшая идейная борьба в диссидентском (потом — в "неформальном") движении 70-80-х годов была очень полезна для выработки тех идеологем и той стратегии, которые принесли успех антикоммунистам. Но в период финальной битвы — лето 1989 — лето 1991 — почти все создали тактическую коалицию, временно приглушив лозунги, провоцирующие антагонизмы. Потом, после августовского успеха, эта коалиция стала стремительно распадаться.

Но сегодня мы в "перевёрнутом" 1990-ом годе, и поэтому КПРФ, имеющая все шансы стать костяком протеста, демонстративно педалирует свой ностальгический коммунизм, расчётливо оскорбляет либералов, в т.ч. оппозиционных, и при каждом удобном и неудобном случае педалирует возврат к советчине.

Самая крупная либеральная оппозиционная партия — "Яблоко" старательно третирует уличный протест, который могла бы возглавить...

Это, как если бы приходящих к Белому дому 20 августа 1991 года, казаки встречали бы транспарантом про "Всю власть Дому Романовых" и про то, что "Православие — русская государственная религия"... Или Ельцин бы шёл на президентские выборы в июне 1991 года с программой о запрете КПСС и снос памятника Дзержинского с Лубянки и Свердлова — на Китай-городе.

Поэтому сегодня невозможно создать ни какую коалицию — ни широкую, ни даже узкую — западнически-демократическую...

И это при том, что если убрать за скобки сугубо идеологизированные лозунги, импонирующие только партийным "фундаменталистам" (Сталин, Ленин, Чубайс, Крым, Донбасс...), то уже видно, что сложился базовый набор социально-экономических и политических требований. Это то, что вслед за Эрнестом Лакло можно назвать "популизмом" [для аутентичного понимания предлагаю только добавить предикат "позитивный", чтобы избавиться от бэкграунда этого понятия в отечественном политологическом дискурсе], который получил бы широчайшую общественную поддержку.

Однако социокультурная расколотость России не даёт возможность выделиться в каждом кластере и даже субкластере гегемона, подавляющего и оттесняющего конкурентов. Как это случилось на Западе, где сперва в 30-40-е годы социал-демократы (социалисты, лейбористы) оттеснили либералов в качестве основного политического антагониста консерваторов, а затем уже в социал-демократических партиях правореформистское крыло [простите мне этот марксистский терминологический набор] подавило крыло леворадикальное. Такой вот грандиозный полувековой манёвр — весь идеологический спектр сдвинулся влево, а левый сегмент — вправо...

У нас же любой альянс становится тусовкой, смысл пребывания в которой — только выгадать наилучший момент для предательства союзника.

Поэтому нельзя уговаривать объединяться. Надо ждать, пока нынешние партийные структуры сами развалятся и протестующие сформируют новые. Как это было 28 лет назад, когда распались "неформальные" клубные структуры, а их заменили чётко популистские и "культистские" (под Ельцина и Гдляна) "объединения избирателей".

И немного "политической деконструкции" КПРФ. Ирония исторической инверсии [ИИИ — считайте моим мемом] привела к тому, что партия, неустанно повторяющая свою политическою генеалогию от большевистского подполья и сталинских кадров, стала социальным лифтом для крупной "национальной" (т.е. не имеющий серьёзный выход на международный уровень) буржуазии, что всегда было признаком правоконсервативных направлений. И, кстати, идеально корреспондирует с их позициями по сакрализации национальной истории, имперскости, эстетическому консерватизму, культу милитаризма и клерикализма, ксенофобии, сексизму, гомофобии...

Пенсионная и налоговая реформы стали для псевдолевой КПРФ идеальным подарком. Старательно педалируя эти темы, можно получить дополнительные голоса, по крайней мере, до следующих президентских выборов... Таким подарком для Явлинского стала "чубайсовская приватизация" — 8 лет успешного пребывания в парламенте...

Однако для такой стратегии КПРФ самый оптимальный алгоритм — это "бороться" с реформами и правительством так, чтобы всё было, и, причём, в самом шокирующем для населения варианте, и при этом, яростно шельмовать другую оппозицию, чтобы она в свою очередь не сняла политические пенки с протестов.

Тут вспомним потрясающий режим наибольшего политического благоприятствования для выступивших против Навального Собчак и Явлинского, вполне открыто призывавших к тому, за что, между прочим, убили Немцова, и не подвергнутых при этом даже медийному шельмованию...

Итак, подытожу. Мы живём в политическом "антимире". В нём все политологические рецепты нормального мира (от Южной Кореи до Чили, и от Пакистана до ЮАР) надо понимать в строго противоположном смысле, а наибольший политический профит приносит именно то, что как бы является главной напастью...

Об авторе:

Евгений Ихлов

Эксперт "Движения за права человека", активный участник постперестроечного политического движения. Родился в 1959 году. Учился в Московском гидромелиоративном институте, но не закончил его. С 1976 года - сотрудник ВИНИТИ АН СССР. С 1990 года — активист Союза конституционных демократов. В начале 90-х активно участовал в...