Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Об оптимизме с пессимизмом

Об оптимизме с пессимизмом

Вадим Зайдман: Сколько уже было таких "оптимизмов" по самым разным поводам

09.06.2019 • Вадим Зайдман

Иван Голунов после решения суда о домашнем аресте, 8.6.19. Фото: Евгений Фельдман, https://t.me/meduzalive

Александр Скобов впечатлен реакцией российской общественности на арест журналиста "Медузы" Ивана Голунова, которому полиция подбросила наркотики. Оптимизм Скобова вызван тем, что наконец-то мы видим не верноподданнический протест, а стихийный, что заявления общественности по поводу полицейской провокации — "это совсем не верноподданнические призывы к "товарищу Сталину" разобраться в произошедшей "чудовищной ошибке"... Людей больше не останавливают соображения, что отказ соблюдать требуемый властями ритуал покорности может только ухудшить положение очередной жертвы. Люди наконец-то готовы отказаться подчиняться навязываемым гангстерами правилам".

Не могу разделить оптимизм автора. Увы...

Сколько уже было таких "оптимизмов" по самым разным поводам. Последний, который вспоминается навскидку: в конце прошлого года, после задержания украинских моряков в Керченском проливе. Шумнее всех радовался Бабченко — не собственно задержанию, а тому, что, наконец, гибридные условности отброшены в сторону, моряки захвачены не "трактористами Донбасса" или еще какими неопознанными человечками, а российскими военными, которые не скрывали, что они российские военные. Такое уж международная обЧественность точно не проглотит. Проглотила и даже не поперхнулась! Что я тогда и предположил. Кто сейчас вспоминает о моряках?

Если же взять чисто внутрироссийскую ситуацию, то здесь можно вспомнить прошлогодние протесты против повышения пенсионного возраста — тоже было много ожиданий, что эти стихийные (неверноподданнические) протесты, напрямую затрагивающие интересы большинства россиян, приведут если и не к обрушению режима, то хотя бы к отмене пенсионной "реформы". Не привели.

Одним словом, до сих пор все казавшиеся оптимистическими случаи заканчивались пессимистически. Пшиком.

Что касается конкретно задержания Голунова, то слишком поздно обЧественность отбросила требования соблюдения некоего ритуала, отказалась подчиняться гангстерским правилам. "Отбрасывать" и отказываться надо было как минимум во время "возвращения Крыма в родную гавань" — вместо того чтобы радоваться его возвращению.

По-хорошему же "отбрасывать" все это надо было с самого начала, после взрывов домов и "учений в Рязани". Вместо того чтобы радоваться приходу молодого и непьющего шефа "руссише гестапо".

Ну хорошо, обЧественность "отбросила" — и чо?

А Васька, точнее, Вовка слушает — да ест. И тоже — не поперхнется. Перемалывает своими челюстями судьбы людей.

Если он сказал: "Будет сидеть!" — значит, будет сидеть.

Поздно пить "Боржоми".

Молодого парня, попавшего в жернова безжалостной махины власти, очень жалко. Боюсь, у Ивана Голунова шанс остаться невредимым есть только в том случае, если Путин сочтет, что в данной ситуации ему выгоднее будет на фоне своих сатрапов появиться на публике во всем белом. Как это он уже, бывало, проделывал. Плохие бояре в этом случае с большей убедительностью оттенят хорошего царя. И пусть домашний арест никому не дает пустую надежду.

Но ведь такая надежда — это тоже своего рода верноподданническая надежда...

Об авторе:

Вадим Зайдман

Вадим Зайдман

Родился в 1964 году в Запорожье. Окончил машиностроительный институт, работал инженером. В 90-е уволился с предприятия и занялся мелким бизнесом. В те же годы выпустил несколько книг для детей и подростков. В 2001 году эмигрировал в Германию, в Нюрнберг. В 2004 году открыл небольшое бюро путешествий и экскурсий, в конце того же года вместе с...

Еще по теме:

Игорь Чубайс

Новое в координатах русских политических шахмат

Григорий Амнуэль

Ноль, помноженный на ноль, даёт ноль