Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // "Путь в никуда" г-на Федотова

"Путь в никуда" г-на Федотова

Александр Скобов: Мы будем нарушать ваши законы, пока вы их не отмените

31.07.2019 • Александр Скобов

Александр Скобов. Фото из личного архива.

Глава СПЧ Федотов вновь намерен направить кремлевскому пахану доклад о прошедших протестах. В этом докладе он вновь намерен обратить внимание пахана на то, что силовики при разгоне несанкционированных акций действуют слишком грубо. Он также вновь обещает предложить пахану поправки к закону о митингах. Они дополнят закон четкими формулировками, которые позволят российской практике соответствовать европейским стандартам свободы собраний.

От шума, сопровождающего массовые избиения и винтилово участников так называемых "несанкционированных публичных акций", наши ночные сторожа прав человека иногда просыпаются и начинают слегка хлопать крыльями. Как правило — недолго. После одного такого громкого разгона очередного несанкционированного "навальнинга" в 2017 году тот же г-н Федотов уже предлагал поправки в законодательство о митингах и в Кодекс об административных правонарушениях. Тогда этот проснувшийся ненадолго от неприятного шума ночной сторож прав человека наконец заметил то, о чем уже лет десять стоял стон по всей Руси великой: полицейские рапорты и протоколы о задержаниях во время несанкционированных акций написаны под копирку.

Как изменения в законодательстве могут помешать полицейским врать в протоколах и рапортах, а судьям — не замечать этого вранья? Федотов предлагал тогда установить правило, что главным доказательством вины задержанного является не полицейский протокол или рапорт, а видеозаписи. Чтобы судьи не могли эти видеозаписи игнорировать.

Спору нет, если бы г-ну Федотову удалось добиться, чтобы судьи не могли игнорировать видеозаписи и на слово верить полицейским, это было бы действительно революционным завоеванием. Но только главная проблема не в том, что в рапорте и протоколе написано "выкрикивал лозунги, размахивал руками, мешал проходу граждан, сопротивлялся сотрудникам полиции при задержании", когда на самом деле задержанный молча стоял на тротуаре, никому не препятствуя пройти мимо. А когда двое "космонавтов" из "звездного десанта", не предъявляя ему никаких требований, просто подхватили его под руки и повлекли в автозак, покорно последовал за ними, даже не спрашивая, за что. Проблема в том, можно ли хватать человека под руки и тащить в автозак просто за то, что он молча стоял на тротуаре.

Г-н Федотов, пришедший в том уже далеком 2017 году на Тверскую "понаблюдать" за разгоном "навальнинга", тогда недоумевал: либо все, кто присутствовал в этом месте в это время, только этим уже нарушали закон, либо людей противозаконно задерживала полиция, потому что ничего, кроме присутствия там, они не совершали. Ночной сторож прав человека просто проспал, что уже более десяти лет полиция хватает, а суды осуждают именно и исключительно за "присутствие".

Постоянно встречающаяся в полицейских протоколах о задержании участников несанкционированных публичных акций фраза — "публично выражал свою позицию (вариант — отношение) к актуальным общественно-политическим проблемам". Самое смешное, что она не придумана полицейскими держимордами, а заимствована из определения понятия митинга, содержащегося в федеральном законе о порядке проведения публичных акций. Понадобилась она для обоснования того, что задержанный этим самым своим молчаливым стоянием на тротуаре уже этот порядок нарушал.

Данная формулировка полицейских бумаг и постановлений "судов" выражает коллективное бессознательное полицейско-бюрократической власти. Ее мечту, ее высокий идеал, ее представления о прекрасном. Простые граждане вообще не должны публично выражать свое мнение по актуальным общественно-политическим вопросам. И лучше им такого мнения вообще не иметь. Это все прерогатива начальства.

Отсюда сам факт выражения простым гражданином своей общественно-политической позиции рассматривается как аномалия, как отступление от нормы, как нарушение общественного порядка. И когда в участке или в "суде" начинаешь с ними спорить и спрашивать, какие общественно опасные или просто вредные для окружающих действия совершал гражданин, задержанный за публичное выражение своей позиции в форме своего присутствия на уличной акции, они искренне не понимают, о чем речь. Им же ясно, что само по себе публичное выражение позиции и есть самое что ни на есть общественно вредное действие.

Если в демократических странах законодательство, регламентирующее проведение публичных акций, направлено на минимизацию затруднений, которые создаются одним гражданам при реализации права на публичное выражение позиции другими гражданами, все российское законодательство имеет цель совершенно иную. А именно: создать максимум затруднений для граждан в реализации их права на публичное выражение их позиции.

Ладно, раз вышла такая неприятность, как "величайшая геополитическая катастрофа", и мы теперь вынуждены признавать за гражданином его право выражать свою позицию хотя бы формально, мы вам возможность реализовать это право обставим такими условиями и ограничениями, что трижды замучаетесь пыль глотать. И действительно обставляют. Целенаправленно. Последовательно. Все годы путинского правления.

Механизм воспрепятствования реализации гражданами их права на свободу собраний состоит из двух основных элементов. С одной стороны, исполнительная власть "по беспределу" отказывает оппозиции в согласовании публичных акций в общественно значимых местах под совершенно надуманными и лживыми предлогами. А "управляемое кривосудие" почти всегда становится на сторону властей.

С другой стороны, "законодатели" из "Собрания по одобрению сексуальных домогательств г-на Слуцкого" стремятся многочисленными поправками и новыми постановлениями перекрыть любую возможность публично выразить свою позицию без предварительного согласования, то есть разрешения. Как только оппозиция находит какую-то новую форму протеста, позволяющую обойти уже введенные запреты, за этим незамедлительно следует новая поправка или новый закон, замазывающий и эту щель.

Митинги и демонстрации являются одним из средств влияния различных общественных групп на власть. Средством донесения до нее своих обид, претензий, требований. И в демократическом обществе считается само собой разумеющимся, что власть должна к этим претензиям и требованиям прислушиваться, их учитывать, на них откликаться. Потому что власть является не более чем производной от общества.

Когда г-жа Памфилова заявляет получившим отказ в регистрации кандидатам, что влияние их уличных протестных акций на Центризбирком — ноль, она тем самым декларирует принципы функционирования политической системы, в которой граждане никак не могут влиять на власть. Потому что эта власть — не от них. От бога, от дьявола, но не от них. Отключить последние оставшиеся механизмы влияния общества на власть призвано и наше законодательство о публичных акциях общественно-политического характера.

Все оно нацелено на то, чтобы воспрепятствовать гражданам публично выражать их отношение к общественно-политическим проблемам. На то, чтобы заткнуть им рот. Потому-то и задерживают за прогулку с шариками, на которых написано "Меня надули". Или за совместное раскрытие зонтиков в знак поддержки телеканала "Дождь". Ведь явно был умысел "выразить".

Разумеется, в законах так прямо не написано. Есть закон, а есть его интерпретация "правоприменяющими" органами. И применяться любой закон может очень по-разному. В зависимости от наличия добросовестности, доброй воли и элементарного здравого смысла. Но не зря же пыхтел "взбесившийся принтер". Он для того и трудился над многочисленными поправками и дополнениями, чтобы наши законы о митингах можно было интерпретировать и применять именно так. Чтобы можно было считать правонарушением сам факт политически мотивированного выхода из дома.

Про выход из дома — не преувеличение. Как заявила питерская "судья" Медведева при разборе "дела" одного из задержанных 29 апреля 2017 года у станции метро "Горьковская" во время одного из несогласованных "навальнингов", сам факт выхода из дома с политическими мотивами и без официального разрешения является нарушением закона, за которое следует задерживать и наказывать. Вот известных активистов и "винтят" прямо на выходе из дома. Как говорит человек со скошенным от постоянного вранья лицом и шикарными сталинскими усами — "в рамках закона".

"Медицинским фактом" является то, что существующие в РФ законы позволяют при желании интерпретировать себя таким образом. Позволяют полиции хватать людей за ношение шариков и раскрытие зонтиков. За белую ленточку или наклейку на сумке со словом "Навальный". Ну и за сам факт физического "пребывания" в определенное время в определенном месте, формально, кстати, не закрытом для посещения всеми желающими.

Можно бороться против "необоснованного насилия" при задержании участников "несанкционированных митингов". Но если при разгоне такого митинга хватают больше тысячи человек, кого-то обязательно "необоснованно" побьют дубинками. А кого-то — берцами. И никакие "правозащитники-в-законе" этому не помешают. Количество таких "эксцессов исполнителя", разумеется, можно уменьшить. Но они все равно будут, пока власть не откажется от своего нынешнего понимания закона. В соответствии с которым правонарушением является физическое пребывание в определенном месте и в определенное время с умыслом что-то там "выразить". Так будет, пока мы не заставим власть отказаться от такой интерпретации закона.

По мнению г-на Федотова, призывы оппозиционеров выйти на следующий митинг 3 августа — это "путь в никуда". А куда привел самого г-на Федотова его путь? Путь верноподданнического увещевания бандитской власти. Был ли наказан хоть один полицейский громила, совершенно "необоснованно" избивший при задержании не сопротивляющегося участника "несанкционированной акции"? Даже не дубинкой, а хотя бы берцами?

Такие, как Федотов, нам не помогут. Если вы считаете несправедливыми, унизительными и оскорбительными задержания людей за факт выхода из дома с политическими мотивами без официального разрешения, вам остается только сказать: мы не будем подчиняться вашим законам. Мы будем нарушать ваши законы, пока вы их не отмените.

Об авторе:

Александр Скобов

Родился в 1957 году. После окончания школы учился на историческом факультете Ленинградского Государственного Университета. Дважды (в 1978 и в 1982 годах) арестовывался по ст. 70 УК РСФСР (антисоветская агитация) за участие в изготовлении и распространении самиздата. В перестройку участвовал в деятельности Демократического союза, за что в 1988...

Еще по теме:

Валентин Хохлов

Уроки революции, или кровь, пот и слезы

Юзеф Дуберман

Еще раз о государственной собственности