Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Бастилия на века!

Бастилия на века!

Вадим Зайдман: Мои пять копеек в дискуссию Ирины Бирны и Александра Хоца

03.08.2019 • Вадим Зайдман

Крым —

Ирина Бирна, возражая Александру Хоцу, пишет: "...лучшие выходили, погибали, мечтали... а построили "путинизм"! Ведь Путина вам (им — лучшим) никто не навязывал, его выбрали. Те же лучшие, что за девять лет до того бросались под танки" (во время ГКЧП).

Об этой коллизии я писал еще три года назад, в 25-ю годовщину ГКЧП (прошу прощения за самоцитату):

В 1991 году Ельцин, рискуя жизнью, возглавил сопротивление ГКЧП. Сломал хребет коммунистическому монстру. Спустя почти десять лет он же добровольно передал скипетр, державу и ядерную кнопку в руки человека, который продолжил и творчески развил дело путчистов.

В 1991 году, 19-21 августа, москвичи и гости столицы защищали новую, как они полагали, свободную Россию от черных сил реванша. Они же — во всяком случае, многие из них — уже в другую историческую эпоху, когда новое ГКЧП будет успешно осуществлено, станут называть защитников Майдана, то есть свободной Украины, укробандеровцами и одобрят политику Путина в отношении "братской" страны.

Но, допустим, тех, защитников демократической России 1991 года, в 2001-м бес, точнее, Путин попутал, который молодой, непьющий, обаятельный... Так их, несмышленышей, обаял, что напрочь забыли они и то, что он является выкормышем "руссише гестапо", уничтожившей миллионы собственных граждан, и о случившихся на их глазах взрывах домов, и о "рязанском сахаре"...

Это — прошлое. Но ведь можно гораздо конкретнее, непосредственно про сегодняшний день.

Спросить тех, кто сейчас выходит под полицейские дубинки ("лучших людей страны", по аттестации Хоца): чей все-таки Крым, нужно ли таки отдать украденное, независимо от того, бутерброд он, шашлык, хачапури или еще какое-нибудь не менее лакомое блюдо?

Ответ, который даст большинство опрошенных, очевиден. Поскольку сами вожди российской оппозиции Алексей Навальный и Михаил Ходорковский считают, что Крым — не бутерброд, чтобы его передавать туда-сюда. Надо проводить бесконечные референдумы, в т.ч. с участием россиян, граждан страны-воровки, вместо того, чтобы взять и отдать украденное. Раз уж взяли (Казань), не обратно же ее отдавать (Князь Милославский, "Иван Васильевич меняет профессию").

Александр Хоц с осуждением пишет о презумпции, по Ирине Бирне, вины российской либеральной оппозиции, заключающейся в ее имперской сути. Но простите, какая презумпция вины? — Это же их собственные показания, как должна действовать российская власть. Причем их показания еще до того, как власть оказалась у них в руках.

Не знаю, будет ли Навальный воровать больше Путина (думаю, что не будет по той простой причине, что бОльшая часть богатств уже украдена Путиным с подельниками), но вот в том, что он будет проводить имперскую политику, не сомневаюсь. Хотя внешних войн, наверное, затевать не станет (и то слава богу), но Российскую империю он попытается сохранить всеми способами, в том числе военными (неслучайно практически все демократы в 2000-м году поддержали путинскую чеченскую кампанию).

Российский либерал заканчивается там, где начинается национальный вопрос.

Ирина Бирна не поняла, почему Александр Хоц считает неуместным появление ее статьи в данный момент. Я могу объяснить.

Неуместность момента, по Хоцу, заключается не в том, что, как предположила Бирна, нынешние протесты завтра могут к чему-либо привести — типа к свержению режима — а ее статья демотивирует, разоружает и ослабляет "свергателей Путина". (Сами по себе такие ожидания конца режима — три ха-ха: так же говорили во время протестов в связи с пенсионной реформой, совсем недавно — в связи с "делом Голунова", но каждый раз протест умело сливали и все заканчивалось пшиком.) Хоц ведет речь о неэтичности критики людей в тот момент, когда их избивают дубинками и кидают в тюрьмы.

С одной стороны — да. Конкретных людей, вышедших хоть по какому-то поводу против тиранической власти, избиваемых дубинками, кидаемых в тюрьмы, по человечески действительно жалко, и я искренне желаю им скорейшего освобождения.

Но с другой стороны — вышли, когда петух в их собственную попу клюнул. Дела им не было и нет ни до геноцида чеченского народа, ни до грузинской и украинской кампаний Путина, ни до бомбежек в Сирии... (и всех остальных преступлений режима). Поэтому, я считаю, Бирна совершенно справедливо пишет о том, что российская либеральная оппозиция (во всяком случае, бОльшая ее часть) представляет "интересы выживания" имперской нации в целом.

Крайности сходятся.

Михаил Булгаков, ярый противник большевиков, уничтоживших "историческую Россию", симпатизировал Сталину, воссоздавшему новую, не чета царской, империю. Он сошелся с ним на имперской почве.

Александр Солженицын, ярый антикоммунист, в последние годы жизни сошелся с Путиным, бывшим главой организации, которая в свое время травила Александра Исаевича и выслала в итоге из СССР. Он сошелся с ним на имперской почве.

Российские либералы и простые россияне, выходящие на акции протеста под дубинки силовиков — большинство из них сходятся с режимом на имперской почве. Перефразируя Булата Окуджаву, можно сказать: Имперство, растворенное в крови, неистребимо, как сама природа.

Так что, простите, я должен им сочувствовать больше, чем тринадцати тысячам убитых Путиным украинцев, моих сограждан, чем неизвестно скольким тысячам убитых Путиным сирийцев? При том что никому из этих "лучших людей страны" (каковы же тогда худшие?) до сих пор не приходит в голову выйти на антивоенную акцию!

И тут мы возвращаемся к вопросу-лакмусу к тем, кто выходит сегодня "под дубинки" на акции протеста в Москве: чей Крым?

И ответ, который они дадут — это будет все, что нам нужно знать даже не о рабском, а об имперском гене России/россиян; в их ответе на этот вопрос будет заложена вся информация о том, какова будет внешняя политика новой/обновленной, победившей хунту демократической России.

То есть все та же до боли знакомая старая имперская политика.

А через неизменность внешней политики — вряд ли стоит ожидать серьезных перемен и в политике внутренней, слома той самой тюрьмы, российской Бастилии. В лучшем случае — смены тюремной администрации, очередной оттепели, перестройки, которая неминуемо в очередной раз закончится очередным брежневым-путиным.

Эта песня хороша...

Пока сохраняется Российская империя — эта злокачественная опухоль на теле человечества — она будет смертельной угрозой прежде всего самим россиянам, но и самой большой угрозой миру, который будет балансировать на грани ядерной войны.

Об авторе:

Вадим Зайдман

Вадим Зайдман

Родился в 1964 году в Запорожье. Окончил машиностроительный институт, работал инженером. В 90-е уволился с предприятия и занялся мелким бизнесом. В те же годы выпустил несколько книг для детей и подростков. В 2001 году эмигрировал в Германию, в Нюрнберг. В 2004 году открыл небольшое бюро путешествий и экскурсий, в конце того же года вместе с...

Еще по теме:

Валентин Хохлов

Уроки революции, или кровь, пот и слезы

Юзеф Дуберман

Еще раз о государственной собственности