Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Убить Дракона!

Убить Дракона!

Вадим Зайдман: Вопрос судьбы Крыма — не вопрос для дискуссии в постпутинской России

08.08.2019 • Вадим Зайдман

Карта Крыма. Фото: twitter.com/krymrealii

Александр Хоц удивляется: откуда я взял, что большинство людей, вышедших на акции протеста в Москве, придерживаются имперских взглядов и на вопрос-лакмус "Чей Крым?" непременно ответят — наш. В смысле российский. Ведь никто подобного опроса среди них не проводил, а основывать свой вывод только на мнении одного из лидеров оппозиции Навального (Крым — не бутерброд) — это неверно.

Замечу: я свое предположение сделал не только на основании позиции Алексея Навального, и я вроде бы об этом ясно и по-русски написал: "...вышли, когда петух в их собственную попу клюнул. Дела им не было и нет ни до геноцида чеченского народа, ни до грузинской и украинской кампаний Путина, ни до бомбежек в Сирии... (и всех остальных преступлений режима)". Добавлю: ни до преступлений, совершенных против самих россиян и в самой России.

То есть они выходят на акции протеста, только когда задеваются их личные интересы (не обязательно — материальные, но непосредственно касающиеся их самих, в данном случае — право выбора, точнее, его отсутствие).

Хоц вообще считает неверным — тактически неверным — обсуждение и заострение вопроса о Крыме теперь. Задача номер один, полагает он, демонтаж путинского режима, для чего необходимо объединение всех оппозиционных сил (в том числе с разными взглядами на решение судьбы Крыма), а уже после демонтажа можно будет рассмотреть конкретно и проблему Крыма, когда это станет практически возможным: "Неловко твердить банальности, но вопрос возвращения Крыма может быть решён только в постпутинской России. На базе подлинной демократии, — в обществе, где есть площадка для общественных дебатов, свободное ТВ, право заявлять разные точки зрения".

То есть опять эти идеи Навального — Ходорковского: проводить среди россиян дискуссии и референдумы о судьбе Крыма. Спрашивать у вора и его родственников, как поступить с украденным, возвращать или нет?

Даже не приходит человеку в голову, что вопрос возвращения украденного законному владельцу не решается на "площадке для общественных дебатов", что это вообще не вопрос плебисцита пусть даже в самых наидемократичнейших условиях — хоть швейцарского уровня. Что украденный полуостров должен быть возвращен Украине новыми, постпутинскими властями России указом президента или решением правительства. Без всяких общественных дебатов и референдумов (результаты которых, кстати, после многолетнего зомбирования предсказать несложно). Если, конечно, постпутинское правительство будет позиционировать себя как правительство новой демократической России, ставящее своей задачей возвращение страны в цивилизованное мировое сообщество, где принято соблюдать международные нормы и собственные обязательства.

Вопрос принадлежности/возвращения Крыма в той же степени не является предметом для дискуссий (Крым украинский или Крым российский — оба мнения равноправны, давайте выслушаем аргументы в пользу той и другой точек зрения), как не является сегодня предметом для дискуссий отношение к нацизму и Холокосту (тот считает нацизм злом, а этот — благом, давайте послушаем аргументы обоих — у нас же демократия).

Если сейчас мы не будем задаваться вопросом, чьим считают Крым лидеры оппозиции, то мы и получим кого-нибудь из них во главе постпутинской России, с соответствующими взглядами на то, что Крым — не бутерброд.

Можно, конечно, уговаривать себя и публику оставить вопрос Крыма, как второстепенный, на потом, но тогда не удивляйтесь, если в эйфории победы над Путиным (допустим на минуточку такое) вы и глазом не успеете моргнуть, как условный (или безусловный) президент Навальный передаст власть новому условному Путину или же сам переродится в этакого а-ля Путина. Как в свое время и случилось с Ельциным, когда после победы над ГКЧП демократически избранному президенту новой России прощалось все.

Да, но во второй главке Александр Хоц категорически не согласен со мной в том, что постпутинская власть обречена на имперский формат. Но я писал не об обреченности, а об опасности хождения России по имперскому кругу — в том числе, кстати, если вопросы принадлежности Крыма мы будем, по предложению Александра, оставлять на потом и смотреть сквозь пальцы на позицию Навального в этом вопросе.

Хоц приводит мою цитату: "В 1991 году Ельцин, рискуя жизнью, возглавил сопротивление ГКЧП. Сломал хребет коммунистическому монстру. Спустя почти десять лет он же добровольно передал скипетр, державу и ядерную кнопку в руки человека, который продолжил и творчески развил дело путчистов". И далее он недоумевает: "Как будто между ранним Ельциным и ранним Путиным речь идёт об одной и той же стране. А "сломать хребет" советской (российской по сути) империи — как бы несущественная мелочь.

Надо ухитриться — не заметить разницы между СССР и нынешней Россией, не увидеть "величайшей геополитической катастрофы" (выделено мной. — В.З.).

Так в том-то же и дело, в том-то и парадокс и трагизм ситуации, что человек, начавший свое президентство со слома коммунистической системы, закончил его передачей власти человеку, который по сути осуществил ползучее ГКЧП! В результате чего разницы между СССР и нынешней Россией — все меньше, а в части сращивания ее с православным фундаментализмом — все меньше разницы не то что с Советским Союзом, а с Россией времен средневекового мракобесия.

И хребет Ельцин сломал не "советской (российской по сути) империи", а только коммунизму. И этот нюанс очень существенен.

В 1991 году мы предались эйфории, посчитав, что с падением коммунистического режима возвращение в прошлое — невозможно. Всякий реванш "бывших" — исключен. А оказалось, что коммунизм был только крайней формой, в том числе крайней по жестокости, российского империализма. Уничтожив коммунистическую систему, нисколько не затронули вековую имперскую суть России, ту самую имперскую матрицу. Что и сделало возможным и даже неизбежным как перерождение Ельцина, так и приход к власти Путина. Причем, замечу, как и в случае с немецким фюрером, в результате вполне демократичных выборов.

"А карта у вас есть под руками? — спрашивает Хоц. — Размеры имперской "тюрьмы" (к сведению Ирины Бирны) сильно сократились в результате "бунта заключённых", так что и бунты ломают стены".

Спасибо за напоминание, я в курсе, что размеры имперской "тюрьмы" уменьшились. Но в том-то и штука, что Путин, очень расстроенный геополитической катастрофой 20-й века, в веке 21-м пытается вернуть разбежавшиеся народы назад в имперский лагерный барак.

И в этом свете уже у меня вызывают удивление вот эти сентенции Хоца:

"Имперские возможности СССР и пародийное имперство "путинизма" — две огромные разницы. Полицейский формат "совка" и силовые потуги российского режима — несопоставимы. Возможности влияния на мировую политику у советской "империи зла" и у "страны-агрессора" — отличаются в разы.

Путинский "совок" — пародийная реальность..."

Но на минуточку: именно эта пародийная реальность устроила блицкриг в Грузии, затяжную войну в Украине, бомбежки Сирии. Счет убитых идет на десятки тысяч — в Грузии, Украине, Сирии, а также и в самой России, прежде всего в Чечне. И это называется потешной пародийной империей?

Приписанные мне фантазией Александра Хоца слова в адрес Навального — "Я же говорил, что Навальный — вор и жулик; вот и дело на него уже открыли. Отмывал миллиарды в своём ФБК" — оставляю на совести автора. Это при том, что я, опять же, по-русски написал, что Навальный никак не может воровать "не меньше Путина" хотя бы в силу того, что большая часть российских богатств украдена уже Путиным и Ко. А вот то, что он будет проводить имперскую, неоимперскую, просвещенную имперскую (по классификации Чубайса) политику, — вполне можно с большой долей вероятности предположить, зная о его участии в "Русских маршах" и высказываниях о Крыме. Да, внешние войны он почти наверняка прекратит, а вот Российскую империю попытается сохранить всеми способами, в том числе военными — что, этот сценарий выглядит нереалистичным, учитывая, что практически все демократы, включая Бориса Немцова, в 1999 году активно поддержали путинскую чеченскую кампанию?

"В 1991-ом получилось изменить мир, — получится и сейчас", — оптимистично заключает свою статью Хоц.

Во-первых, в 1991 году президентом СССР был Михаил Горбачев, отец перестройки, а ему на смену шел победитель ГКЧП Борис Ельцин, таки да, сломавший хребет коммунизму. А сейчас, в 2019-м, в России у руля уже почти двадцать лет бессменно Владимир Путин. Чувствуете разницу, не только между персоналиями у кормила, но прежде всего — между векторами развития общества, которые задают эти персоналии?

Как следствие этого — во-вторых. Сколько людей выходило на митинги в то время — сотни тысяч и даже миллионы! — И сколько сейчас? 27 июля — 20 тысяч, 3 августа и того меньше — 10 тысяч (погода, как предположили некоторые, помешала). И при таких условиях, при таком тренде — получится?

И в-третьих, главное. А что, собственно, получится — даже если получится?

Ладно, в 1991-м мы по неопытности и наивности не понимали, в чем состоит главная опасность. Но сейчас-то у нас такое понимание есть! На прошлом витке истории, одолев Дракона, россияне расслабились и не заметили, что никуда Дракон не делся, а, наоборот, на месте одной срубленной головы выросли три новые и, главное, свой маленький Дракон вырос в каждом россиянине, проголосовавшем на выборах за шефа "руссише гестапо", все эти годы радовавшемся тому, как Россия встает с колен, возвращению Крыма в родную гавань, и дела ему не было до тысяч убитых его родиной людей в других странах, да и в самой России. Чтобы все это не повторилось на новом витке истории, необходима работа над ошибками, постоянный мониторинг слов и дел ныне лидеров оппозиции, а в будущем — возможных лидеров России.

Нужно ясное понимание того, в чем состоит ахиллесова пята, вековое проклятие России — в ее имперской матрице.

Которая должна быть, наконец, уничтожена.

Иначе исторический процесс, который для всего мира является вектором, для России так и останется колесом, несмотря на возражение Александра Хоца. И не только в том смысле, что история ее развивается по кругу, по замкнутому кругу, но еще и в смысле колесом-катком, нещадно давящим судьбы миллионов людей.

Об авторе:

Вадим Зайдман

Вадим Зайдман

Родился в 1964 году в Запорожье. Окончил машиностроительный институт, работал инженером. В 90-е уволился с предприятия и занялся мелким бизнесом. В те же годы выпустил несколько книг для детей и подростков. В 2001 году эмигрировал в Германию, в Нюрнберг. В 2004 году открыл небольшое бюро путешествий и экскурсий, в конце того же года вместе с...

Еще по теме:

Валентин Хохлов

Уроки революции, или кровь, пот и слезы

Юзеф Дуберман

Еще раз о государственной собственности