По поводу

Главная // По поводу // В следующей атаке обязательно сгорю

В следующей атаке обязательно сгорю

Прохоровка — сражение, которое мы обязаны помнить таким, как оно было

12.07.2021 • Иван Уранов

Кадр фильма

Из школьной программы мы помним, что после Курской битвы немецко-фашистские войска окончательно потеряли инициативу и уже до самой капитуляции не проводили крупных наступательных операций на Восточном фронте.

Кульминацией Курской битвы по праву считают сражение у железнодорожной станции Прохоровка. В советской историографии произошедшее 12 июля 1943 года сражение принято было называть "величайшей танковой битвой за всю историю человечества", в котором советские танкисты разгромили и обескровили лучшие части гитлеровцев.

Долгое время этот тезис было невозможно оспорить, архивы были закрыты до 2007 года. Лишь в уже нашем веке стало доступно полноценное изучение событий войны.

Все работы советских историков строились на отчетах генерала Павла Ротмистрова, командовавшего войсками в том сражении. В отчетах о боях с 7 по 24 июля Ротмистров сообщал, что в сражении, происходившем на встречных курсах, приняло участие до 1,5 тысяч единиц бронетехники с обеих сторон. Эти утверждения обосновывались тем, что по данным разведки 5-й гвардейской общевойсковой армии, противник на данном участке фронта имел 9 танковых и 2 моторизованные дивизии, в которых числилось до 1000 танков. И них около 700-800 единиц, по утверждению Ротмистрова, приняли непосредственное участие в боях против сопоставимых по численности советских танков. Эти цифры и утверждение о характере боя как о лобовом столкновении перекочевало и в советскую историографию. В 60-х вышли мемуары генерала, в которых еще раз была закреплена эта точка зрения. В сознании народа картину столкновения двух бронированных армий лоб в лоб закрепил фильм "Освобождение: огненная дуга".

Только после приказа N181 Минобороны от 8 мая 2007 года о рассекречивании архивов историки начали подробно разбираться в произошедшем под Прохоровкой. Наибольший вклад в деле изучения архивных документов внесли Дмитрий Хазанов, Виталий Горбач, Алексей Исаев и безусловно Валерий Замулин, разобравший произошедшее под Прохоровкой сражение чуть ли не по минутам. Отметим, что Замулин сам родом из Прохоровки. Как говорит историк, он с раннего возраста удивлялся, как на их небольшом поле смогли не то, что вести бой, а просто разместиться 1,5 тысячи боевых машин.

Но с фильмом "Освобождение" не поспоришь.

До сих пор работы перечисленных выше историков вызывают нарекания и обвинения патриотов в попытке переписать историю. Хотя ни один из них не является сторонником прозападных ценностей, ни в одной из работ не высказано сомнений в гениальности верховного командующего и решающем вкладе СССР в победу над фашистской Германией. Скорее наоборот, это вполне себе патриотично настроенные исследователи. Тем больше доверия вызывают их исследования в корне меняющее точку зрения на этот эпизод советской мифологии.

Так что же в действительности произошло июле 1943 года под Прохоровкой?

К июлю 1943 года стало очевидно, что боевые действия развернутся в районе Курска, где немецкие войска постараются взять в мешок выступ, образованный в позиции советских войск. Обе стороны готовились к столкновению именно на этом участке и именно сюда стягивались основные силы.

На юге выступа, в том числе в районе Прохоровки, сдерживать немецкие войска должны были три оборонительных рубежа. Но в начале июля гитлеровцы стремительным ударом опрокинули две линии советской обороны и угрожали прорвать третий оборонительный рубеж. Прорыв привел бы к очень тяжелым последствиям, вплоть до переноса на восток всей линии фронта. Советским войскам пришлось бы отказаться от наступательных планов с перспективой выхода к госгранице СССР, и вновь вести тяжелые бои в самом центре европейской части России. Немцы же вновь смогли бы угрожать ударами на Волгу и на Кавказ.

Советское командование было вынуждено в срочном порядке затыкать дыры в обороне. На ликвидацию прорыва и была брошена 5-я армия Ротмистрова. До сих пор исследователям не удалось найти единого плана подготавливаемых действий под Прохоровкой. Как предположил Замулин, никакого общего плана и не было. Все делалось в суматохе, без всякой координации.

К 11 июля элитные части немецких войск СС стояли в 1,5 км от Прохоровки, важного железнодорожного узла. Советское командование полагало, что на утро немцы продолжат двигаться вперед. Предполагалось, что противник распылит свои силы, вырвавшись на простор, и части Ротмстрова не встретят серьезного сопротивления. Ротмистров должен был нанести внезапный контрудар и перейти в наступление на Харьков.

Однако, о внезапном контрударе немцы узнали заранее — выгрузку советских войск засекли немецкие самолеты-разведчики. Активные действия немецкая армия перенесла в другое место к излучине реки Псел. У Прохоровки же противник остановился и стал окапываться, готовясь к оборонительному бою. Таким образом ни о каком лобовом столкновении на встречных курсах речи не идет.

Советским войскам предстояло штурмовать укрепленные позиции лучших подразделений германской армии, закаленных в боях, хорошо оснащенных, воодушевленных недавним разгромом советских войск под Харьковом.

 

Расположение сторон к началу сражения накануне 12 июля

Армия Ротмистрова же состояла из недавно сформированных частей, не прошедших зачастую даже боевого слаживания. Сказались проблемы с доставкой войск. В то время, как часть армии прибыла к 9 июля к месту событий, другая ее часть еще находилась в пути. Части прибывали медленно и разворачивались хаотично. Сообщение между частями было нарушено. 172 единицы бронетехники и две артиллерийские батареи были изъяты у Ротмистрова перед началом операции для ликвидации прорыва в другом месте. С артиллерией вообще была полная беда. Из-за проблем с логистикой армия осталась практически без поддержки артиллерии. В частности, 10-я отдельная противотанковая истребительная батарея несколько раз получила приказ об изменении маршрута от различных командиров и также как 1529 самоходный артиллерийский полк к началу сражения не прибыла. Прибывшие лишь за несколько часов до начала сражения артиллеристы никакой разведки местности, разведки огневых точек противника провести конечно не успели.

Наступление сухопутных войск планировалось сначала в 9 часов 11 июля, затем было перенесено на 3 часа ночи 12-го, затем на 8 часов утра. Позже откладывать было уже нельзя, после артподготовки, не нанесшей никакого урона врагу, армия двинулась в бой.

Накануне Красная армия потеряла совхоз "Октябрьский" и прилегающие высоты, которые должны были стать плацдармом для наступления. Теперь армия должна была наступать по полю, сильно изрезанному балкой. Фактически войска двигались по коридору шириной в 7-8 км, с одной стороны ограниченному рекой и заболоченной местностью, с другой — железнодорожной насыпью. Кроме того, из-за необходимости огибать балку танкисты сбрасывали скорость и становились удобной мишенью для немецкой артиллерии.

Подбитые машины становились дополнительным препятствием для новых волн наступающих. В бой в основном шли легкие танки Т-70. Танкисты не были готовы к столкновению с тяжелыми танками противника. Для этого им нужно было приблизиться на дистанцию эффективного огня, прорвавшись через огонь и укрепления врага, что в сложившихся условиях было практически невозможно.

Советское превосходство в два раза (отметим, что у тех же немецких войск необходимым для атаки считалось пятикратное превосходство) оказалось иллюзорным.

Немцам удалось развернуть и нацелить все орудия на узкий коридор, по которому шли атакующие. Основную угрозу для советских танкистов составили даже не столько танки, сколько артиллерия противника.

Всего с советской стороны в бою приняли участие 199 танков 29-го танкового корпуса, 149 танков 18 танкового корпуса, 94 танка 2-го Гвардейского корпуса, 52 танка 2-го танкового корпуса. Всего 494 танка и 20 самоходных установок.

Немцы противопоставили им 60 танков дивизии "Лейбштандарт СС Адольф Гитлер", 68 танков дивизии "Дас Райх", 15-20 танков дивизии "Мертвая голова" и 58 САУ, около 300 единиц артиллерии, минометные батареи, все время боя в воздухе доминировала немецкая авиация. Плотность обстрела составила по 40 стволов на километр.

Таким образом всего в бою под Прохоровкой 12 июля принимало участие не более 700 единиц бронетехники.

Наступление велось в два эшелона. Советские части постепенно входили в бой, попадая под смертоносный огонь, не имея возможности маневрировать и наносить ответные удары. Танкисты, входя в этот коридор смерти, фактически, уже не имели никаких шансов из него выйти.

К концу дня советские войска смогли отбить лишь совхоз "Октябрьский, то есть овладели только тем плацдармом, с которого должны были начать свою атаку. Выполнить поставленную задачу и выбить врага с занимаемых рубежей не удалось. Советские формулировки об обескровленном враге тоже весьма сомнительны. Те же самые части, спустя несколько дней, окружат в том же районе четыре стрелковых дивизии.

Советские потери составили более 7000 человек. Были уничтожены до 350 единиц бронетехники. Из них 207 единиц безвозвратно. Возможно многие советские танки могли бы вернуться в строй, но были взорваны немцами после того, как наступающие оставили поле боя.

Документов о немецких потерях не сохранилось. Но по данным документов о численности на утро 12 июля в дивизии СС и сопоставлении с документами о численности техники на вечер 13 июля удается установить, что их потери не превысили 50, максимум 70 единиц бронетехники. Погибли 842 человека.

К 17 июля немцы все-таки были выбиты из-под Прохоровки. Опасность прорыва вермахта на оперативный простор за Курский выступ была ликвидирована. В августе завершилась Курская битва. Немцы покатились на запад.

А самая крупная битва танковая битва произошла под Дубно в июне 1941 году. В ней действительно принимало участие несколько тысяч танков. Но об этой битве российские патриоты не любят вспоминать.

Об авторе:

Иван Уранов

Еще по теме:

Анна К

Новый метод борьбы с оппозицией

Анна К

Всё выше, и выше, и выше