Пятая колонка

Главная // Пятая колонка // Закон, ручонки и морда

Закон, ручонки и морда

Александр Скобов: Освобождение своей страны от оккупантов должно оставаться целью жизни

31.07.2021 • Александр Скобов

Александр Скобов. Фото: www.facebook.com/alexander.skobov

Когда-то "политические" статьи советского УК считались высшим пилотажем иезуитской изощренности тоталитарной системы. Любую критику советского режима, любое выражение несогласия с ним можно было объявить либо "антисоветской агитацией и пропагандой с целью подрыва и ослабления Советской власти", либо "заведомо ложными клеветническими измышлениями, порочащими советский общественный и государственный строй". Достаточно было всего двух статей УК.

За отстаивание тезиса о превосходстве западной конкурентной многопартийности над советской однопартийной системой можно было "уехать" на 7 лет. При Сталине следователь мог сам произвольно приписать обвиняемому отстаивание этого тезиса. А потом "специальными мерами воздействия" принудить его подписать "признание". Но в любом случае процедура проверки действительного или выдуманного высказывания на соответствие его содержания вполне понятным критериям формально соблюдалась.

Путинские законы о "нежелательных организациях" по степени иезуитской изощренности советское законодательство явно превзошли. Вас могут подвергнуть судебному преследованию просто за факт публикации какого бы то ни было контента на сайте такой организации. Мы преследуем за инакомыслие? Да бог с вами. Нас не интересуют ваши мысли. Мы их даже не рассматриваем. Не рассматриваем содержание вашего контента. Оно может быть каким угодно. Хоть критическим, хоть нейтральным, и даже верноподданническим. Но вы не можете публиковать ваш контент на данном ресурсе. Это "участие в деятельности нежелательной организации". У нас в законе так написано. А ручки-то — вон они.

То же самое — если вы разместите на собственном ресурсе чей-либо контент, ранее опубликованный на сайте организации, признанной нежелательной. Это распространение материалов нежелательной организации. Все материалы, опубликованные нежелательной организацией, запрещены к распространению. Опять-таки, совершенно независимо от их содержания. И никакой борьбы с инакомыслием. Ручонки-то — вон они.

Но и это не все. Вас могут обвинить в причастности к деятельности нежелательной организации только на том основании, что вы участвуете в некоем медийном, образовательном, научном, правозащитном или благотворительном проекте, в котором также участвует человек, оказывавший содействие организации, признанной впоследствии нежелательной. Какое содействие? Да любое. В форме денежной помощи, предоставления информации, распространения ее материалов.

Разумеется, в законе написано не совсем так. Но в советских законах тоже не было прямо написано, что любая критика решений ЦК КПСС является заведомо ложными клеветническими измышлениями. Просто у советских следователей, прокуроров и судей имелась непреклонная политическая воля именно так закон трактовать и "правоприменять". У путинских следователей, прокуроров и судей тоже имеется достаточная политическая воля для подобного "натягивания совы на глобус". Все эти законы и придумывались для удобства мухлежа с ними.

Так что, перефразируя старый еврейский анекдот (про "бить будут не по паспорту"), можно сказать: бить будут не по закону, а по морде. И если ваша морда сильно не нравится властям, они найдут любую зарубежную организацию, к которой вы как-то причастны, и просто объявят ее нежелательной. Или найдут организацию, с которой как-то связан человек, участвующий вместе с вами в одном научном семинаре.

Много ли понадобится времени, чтобы люди, занимающиеся какой-либо общественно-полезной деятельностью, но не подписывавшиеся отдавать себя на заклание, заучили на уровне безусловного рефлекса: не стоит участвовать в одних семинарах с теми, чья морда может сильно не нравиться властям. И если есть сомнения в политической благонадежности потенциального партнера, то лучше перестраховаться. Все же давно усвоили, каковы шансы выиграть спор с властями в их "правовом поле". Это все равно что убеждать следователя КГБ в том, что вы требовали прекращения политических репрессий и ликвидации цензуры не "в целях подрыва и ослабления Советской власти", а в ее же, чёрт бы ее побрал, интересах.

Я описал механизм действия лишь одного путинского репрессивного закона. Но таких законов за время путинской диктатуры было принято великое множество. Они охватывают самые разные стороны жизни. Власть годами методично вбивала запретительные колышки, ограничивающие возможности независимой общественной деятельности и свободу распространения информации. Каждый из этих колышков казался сравнительно легко обходимым. Но в конце концов они образовали единый ансамбль, сплошной частокол, сквозь который практически невозможно проскользнуть.

Мы уже видели, как "легким движением руки" власти "отождествляют" "Команду-29" с признанной нежелательной чешской организацией "Общество свободы информации" только на том основании, что один из участников "Команды-29" был когда-то соучредителем чешской организации. Так же, как они "отождествляли" действующую в РФ "Открытую Россию" с английским фондом "Open Russia" только на том основании, что с обеими организациями связан Михаил Ходорковский.

Мы еще увидим, как попытки оспорить законность решений и действий властей будут истолковываться как "ложное обвинение должностного лица в преступлении". Ведь беззаконное действие представителя власти — это преступление. А никто не может объявлять человека преступником, пока его не признал таковым суд. У нас же правовое государство. Ручки-то — вон они.

Мы еще увидим, как обвинять в незаконной просветительской деятельности без лицензии будут за статьи по истории и политологии. Естественно, не всех. Тех, чья морда почему-то не понравилась властям. И, тем не менее, чтобы подстраховаться, в "уполномоченные организации" потянутся вереницы авторов лицензировать свои лекции в интернете. А сами "уполномоченные организации", чтобы подстраховаться, будут внимательно присматриваться к их мордам. Вдруг они кому-то не понравятся?

В путинской России построены все основные несущие конструкции тоталитаризма. Ничто не повторяется в неизменном виде. Конечно, это будет новый тоталитаризм. Постмодернистский и цифровой. Вместо сталинско-гитлеровских концлагерей — лишение человека средств связи с внешним миром и блокировка его банковских карт. Вполне по "закону Шульман" об общем снижении уровня насилия и жестокости в мире.

Но главное, условием допуска к какой бы то ни было общественно-полезной деятельности (от просвещения и благотворительности до благоустройства дворов) окончательно станет не только ваша собственная политическая лояльность, но и ваше соучастие в принуждении к лояльности других. В "стирании из жизни" нелояльных. В исключении их из системы социальных связей. В перекрытии им возможностей заниматься какой бы то ни было общественно полезной деятельностью.

Тоталитаризму невозможно противостоять, подлаживаясь под его формальную легальность и неформальные правила-понятия. "Пойми, это машина. Либо ты будешь работать на нее, либо она сотрет тебя в порошок", — говорил один пленный партизан другому пленному партизану, решившему "поиграть" с оккупантами, в повести Василя Быкова "Сотников". Чтобы не оказаться пособником путинских оккупантов, надо для начала осознать, что сейчас идет такая же война.

Но это только для начала. Для того чтобы не начать работать на тоталитарную машину, нужна очень серьезная мотивация. Нужно ощущать, что эта страна — не просто одно из возможных мест пребывания гражданина мира. Это твоя страна, которую позорно отдавать на поругание и растление путинским оккупантам. Место пребывания может меняться в зависимости от обстоятельств. Но освобождение своей страны от оккупантов должно оставаться целью жизни.

Об авторе:

Александр Скобов

Родился в 1957 году. После окончания школы учился на историческом факультете Ленинградского Государственного Университета. Дважды (в 1978 и в 1982 годах) арестовывался по ст. 70 УК РСФСР (антисоветская агитация) за участие в изготовлении и распространении самиздата. В перестройку участвовал в деятельности Демократического союза, за что в 1988...